scale_1200

Герои ополчения: кто они?

Дата. 7 июля 1941 года записались в ополчение наши земляки — воскресенцы, принявшие на себя первые удары немецко-фашистских захватчиков. 2 июля 1941 года была сформирована 8-я Краснопресненская стрелковая дивизия народного ополчения г. Москвы, пополненная добровольцами из районов Московской области. Среди них было немало и воскресенцев.


Московские и подмосковные добровольцы закрыли собой прорванные немецкими танками бреши в боевых порядках Западного и Резервного фронтов в октябре 1941 года. Стояли насмерть. Вражеское наступление на Москву захлебнулось. Большинство красноармейцев ополченских дивизий погибли в Вяземском котле, многие попали в плен, большинство отмечены в документах как без вести пропавшие.

Уже несколько лет в Воскресенске проводится поисковая работа по установлению имен земляков, добровольно ушедших защищать Родину. Из Воскресенского района в ополчение ушли 1482 человека. Из них пропали без вести 402 красноармейца, погибли в концлагерях – 39, 188 — были освобождены из ополчения по состоянию здоровья, 60 воскресенцев продолжили воевать и погибли позже, 72 – пережив ужасы плена, были освобождены нашими войсками. И только 56 добровольцев вернулись домой. Судьба 611 ополченцев неизвестна и по сей день. В настоящее время воскресенские активисты не прекращают поисковые работы и составляют полные списки тех, кто ушел на фронт добровольцем. Ведутся обсуждения и по установке в этом году памятника воскресенцам-ополченцам.

Бытоописание трех месяцев пешего марша на фронт осталось в письмах воскресенских героев-ополченцев Леонида Ковалёва и Анатолия Митродорова.
Их однополчанин, писатель Борис Рунин отмечал: «Я оказался среди людей во многом замечательных, давших мне тогда очень многое на всю последующую жизнь. Не в плане профессиональном, а именно в плане общечеловеческом, ибо своим поведением они преподали мне немало ценных уроков для понимания сложностей жизни, ее противоречий, ее велений. Теперь, когда я вспоминаю те дни, мне кажется, что никогда ни до того, ни после не окружало меня такое количество сердечных, отзывчивых, доброжелательных людей, попросту говоря — настоящих товарищей».

7 октября армии советских Западного и Резервного фронтов оказались в полном окружении: танковые клещи врага сомкнулись вокруг Вязьмы. Но окруженные продолжали сражаться — до последнего патрона, до последнего вздоха.
Один из воскресенских ополченцев, ушедших на фронт в 1941 году и попавших в 5 стрелковую дивизию народного ополчения г. Москвы, Иван Сухов чудом выжил в мясорубке тех боев под Москвой и прошел всю войну до конца. На страницах газеты мы уже знакомили вас с отрывками его воспоминаний о первых днях войны (выпуск 22, 2021 год).

Встали на пути врага
Отчаянное сопротивление попавших в Вяземский котел кадровых военнослужащих РККА и ополченцев надолго задержало немецкую группу армий «Центр», и советское командование успело создать оборонительные рубежи на ближних подступах к Москве. Окруженные советские войска задержали западнее Вязьмы 28 вражеских дивизий.

Вот как вспоминает о тех днях красноармеец Иван Сухов:
«Из полуокружения 5 дивизия народного ополчения по приказу командования начала отход на Можайскую линию обороны. Но немцы быстро перехватили основные дороги на восток, по которым ринулись в сторону Москвы колонны вражеских танков и вооруженной до зубов мотопехоты.
Через несколько суток враг перерезал западнее Вязьмы узкую горловину образовавшегося «мешка». В кольце окружения оказались целые дивизии, полки, другие части Красной армии, которые вскоре получили приказ прорываться из кольца и вновь занимать оборону.
На Можайскую линию спешно оттягивались войска с других участков фронта, перебрасывались резервы из глубины страны. Командующим восстановленного Западного фронта был назначен будущий маршал Советского Союза генерал армии Г.К. Жуков.
Побывавшая в тылу противника 5 ополченская дивизия закрепилась в 20-х числах октября на центральном участке Западного фронта южнее г. Наро-Фоминска на восточном берегу реки Нары.
Ранняя зима 1941-1942 гг. была снежная и морозная. Нам выдали теплые полушубки, валенки и шапки-ушанки. Перед наступлением пришли посылки с варежками. А вот немцам, привыкшим к мягкому климату и благам западной цивилизации, в окопах пришлось несладко: на них не только обрушились ранние сорокаградусные морозы, но и напали тучи вшей, из-за которых те чуть ли ни с лета 1941 года преднамеренно носили тонкое шелковое нательное белье. Вот фрицы и начали кутаться в тряпье, которое они отбирали у населения, да надевать на сапоги соломенные самодельные калоши.
По поводу замерзающих на лютой стуже фашистов сменившийся с поста наблюдения молодой боец после доклада с юмором добавил: «А фриц съежился на морозе, крылышки сложил, ножки поджал и клюв повесил!» А мы, друзья-однополчане, в ответ улыбнулись, потому что все более убеждались, что потрепанный в боях немец стал не тот, как прежде, что наступление Гитлера на Москву выдыхается, что опаснейший враг устал! Мы предчувствовали, что иссякающий немецкий «Тайфун» вот-вот сменится могучим советским «Ураганом».
Стада вшей не миновали и красноармейцев. Бывало, снимешь нательную рубаху, вывернешь наизнанку, а там, особенно в складках и швах, паразитов уйма! Расправишь рубаху, встряхнешь пару-тройку раз хорошенько или ударишь о ствол дерева – вши и осыплются. Потом быстренько оденешься, застегнешься, заправишься, винтовку — в руки и побежал дальше.
Западный фронт пополняли прибывающие по железной дороге свежие сибирские дивизии. Смотря на привыкших к суровому климату крепких и сильных сибиряков, ополченцы-«старички», понюхавшие пороху и побывавшие под прицелом, с радостным подъемом восклицали: «Ну за этими ребятами дело не станет! Сибиряки покажут немцу дрозда и дадут супостату по загривку!»

Так рождалась Гвардия
Пять московских ополченческих дивизий, понесших в боях большие потери в октябре 1941-го (2-я, 7-я, 8-я, 9-я и 13-я), были расформированы. Остальные прошли боевой путь до полного разгрома германского фашизма, получили почетные наименования и были награждены 20 орденами.
Вошли в историю воскресенского ополчения жители:
с.Хорлово (28 чел.), с.Косяково (21), с.Петровского (18),
с. Ачкасово (16), с.Марчуги (16), с.Константиново (13), д. Городище (12), с. Осташово (13), д.Ново-Черкасское (12), д.Губино (11), с.Новлянское (10), д. Степанщино (7), с.Алёшино (6), д. Кладьково (5), д. Левычино (5 чел.). Вечная память землякам, принявшим смертный бой на дальних подступах к столице в 1941 году!

Во фронтовых дневниках писатель Константин Симонов рассказал о встрече на фронте с бойцами 6-й дивизии ополчения Москвы: «Мы встретили части одной из московских ополченских дивизий, кажется, шестой. Помню, что они тогда произвели на меня тяжелое впечатление. Впоследствии я понял, что эти скороспелые июльские дивизии были в те дни брошены на затычку, чтобы бросить сюда хоть что-нибудь и этой ценой сохранить и не растрясти по частям тот фронт резервных армий, который в ожидании следующего удара немцев готовился восточнее, ближе к Москве, — и в этом был свой расчет. Но тогда у меня было тяжелое чувство. Думал: неужели у нас нет никаких других резервов, кроме вот этих ополченцев, кое-как одетых и почти не вооруженных? Одна винтовка на двоих и один пулемет. Это были по большей части немолодые люди по сорок, по пятьдесят лет. Они шли без обозов, без нормального полкового и дивизионного тыла — в общем, почти что голые люди на голой земле. Обмундирование — гимнастерки третьего срока… Потом я был очень удивлен, когда узнал, что эта ополченская дивизия буквально через два дня была брошена на помощь 100-й и участвовала в боях под Ельней».


#воскресенск #куйбышевец #воскресенскийкраевед #вов #великаяпобеда

Комментарии закрыты.