Пятница, 21 апреля 2017 08:08

Подмосковный «сад камней»

Здесь прямо у входа лежат непростые камни: почти из каждого выглядывает кто-то, но маскируется, поэтому иногда видны вообще только одни глаза. Но можно встретить не только «каменных» персонажей. Вот пасётся стадо деревянных коз, на затейливой ограде извиваются щупальца металлического осьминога... Однако они – всего лишь случайные соседи обитателей каменного царства, в котором многое обязано своим появлением на свет художнику-скульптору Михаилу Широкову.

- Я раньше почему-то представляла себе, что из камня создают в наше время в основном памятники.

- Вы правы только в том, что без памятников, конечно, в камнеобработке не обойтись. Об этом свидетельствует и мраморный ангел, напоминающий о том, что все в этом мире, в конечном счёте, преходяще.

- Это, конечно, так, но ажурный каменный узор трудно отнести к символам печали. Откуда появилась такая красота?

- Объяснение стандартное. Когда надо было активно заявить о себе, эта моя авторская работа заняла на ВДНХ в Москве первое место. И потом мы представляли на экспозиции в столице свои изделия, и неоднократно получали за них призы.

- Рада, что мое некомпетентное мнение совпало с мнением жюри. А что символизирует эта необычная композиция? В ней явно звучат мотивы мироздания: то ли космическое тело, то ли атом…

- Это так называемая сфера Леонардо, состоящая из нескольких пятиугольников. Я немного изменил конструкцию, добавив внутрь получившейся фигуры шар, ведь сейчас существует гипотеза, что нашу Землю можно поделить на сектора подобным образом, и в образовавшихся в результате треугольниках существуют аномальные зоны, одна из которых находится в районе печально известных Бермудских островов.

- Интересная тема, но как Вы соединили элементы конструкции?

- Соединения не потребовалось, всё вырезано из одной каменной глыбы.

- Не устаю удивляться творениям рук человеческих.… Всегда хочется узнать, какие инструменты используются для создания подобных чудес?

- В средние века скульпторам, думаю, работалось потяжелее. Но и сейчас в процессе работы не используется ничего сверхъестественного – болгарка, фрезер, пневмоинструменты с алмазными дисками и фрезами.

- И даже тончайшие прозрачные лепестки обрабатывают подобным образом?

- Конечно, но не всё зависит от инструмента. Немалую роль играет сам материал. Цветы и прочие изыски делают обычно из голдспайдера (сорт мрамора с красивыми прожилками) и тассоса (белого мрамора). Эти статуэтки терракотового цвета сделаны из мрамора сорта «россо Верона». Качество мрамора определяется местом добычи. Известнейший в мире каррарский мрамор стоит дорого, поэтому мы часто используем отечественный, в основном добываемый в районе Магнитогорска, хотя сорт называется «полоцкий». Работать с российским мрамором, правда, сложнее, чем с импортным.

- Как же используются сейчас в быту мраморные изделия?

- Конечно, в эстетических целях. Много, например, делали на заказ каминов для состоятельных клиентов, в том числе и с известной всем «Рублевки». Камины довольно-таки популярны, но материал и сложность исполнения различны, работы часто требуются авторские.

- Думаю, приятно позволить себе подобную роскошь. А вот эта рыба марлин, стоящая на хвосте, подошла бы для фонтана.

- Марлин, конечно, имеет самое непосредственное отношение к водной стихии, играет роль ширмы в ванной комнате, отделяя её от туалета. Бывают такие своеобразные пожелания. Хотя случалось делать и фонтаны – желания у людей очень разнообразны.

- Нет границ эстетическим запросам. Но ведь кроме мрамора существует и гранит. Приходилось с ним работать?

- Конечно, и не раз. Изделия из гранита более солидные, что ли, и требуют другого подхода. Вы, наверно, знаете памятник малолетним узникам концлагерей в Новлянском микрорайоне? Его я сделал именно из гранита.

- Так Вы автор этого памятника? Выглядит он очень впечатляюще. Создан по чьим-то эскизам?

- Эскиз я тоже сделал сам. Председатель Воскресенской организации бывших малолетних узников фашистских лагерей Валентина Тарасовна Коришева попросила меня придумать что-то, соответствующее серьёзности затрагиваемой проблемы. В памятнике присутствует много символов, при кажущейся простоте исполнения. Например, следы от колючей проволоки, отпечатавшейся на всю оставшуюся жизнь на теле и в душе маленького человека.

- Да, выглядит этот памятник строгим и одновременно печальным, что, наверное, и требовалось выразить…

- Рад, что смог это передать. А вот для нового центрального собора в городе сделал мраморный крест мой товарищ Петр Воротынцев. Крест стоит в ограде рядом с церковным зданием.

- Все-таки, мрамор, в отличие от других камней, производит какое-то одушевленное впечатление. Недаром этот материал пользовался в Древней Греции такой популярностью.

- Я люблю стиль греческой скульптуры. Даже сделал статую богини зари, Авроры. Но вспомнил об известном крейсере, и переименовал в Эос (именно так звучит она по-гречески, Аврора – имя римское). Хочу создать серию подобных статуй (богиню ночи и некоторых других).

- Результаты Ваших трудов достойны восхищения, но мельчайшая каменная пыль не способствует укреплению здоровья, а на этой фотографии Вы ещё и трубку курите.

- Правда, похоже? А трубка-то каменная! Это опять же мой коллега Петр Воротынцев прекрасно владеет и такой техникой. Вы, может быть, считаете эту фуражку тоже обыкновенной?

- Я шокирована, без Ваших объяснений и в голову бы не пришло сомневаться.

- Между тем, фуражка, конечно, каменная, делалась в подарок к юбилею. Ее даже надеть можно, хотя, думаю, потяжелее Шапки Мономаха будет. Но не все мои изделия так уж тяжелы, приходилось и нецке делать, в том числе в подарок жене и дочери. Люблю символы года изображать, ведь это – разные зверушки, приятно передавать их своеобразную пластику.

- Неужели тоже из мрамора?

- Совсем не обязательно, мир камней чрезвычайно велик. Приходилось иметь дело даже с чароитом. Это редкая, очень красивая разновидность самоцветов сиреневого тона, добывается только в Якутии. А петуха – символ нынешнего года – я выточил из куска яшмы, он получился почти огненным, светящимся изнутри.

- Наверное, работа с камнем не оставляет места для других увлечений?

- Почему же, я и картины писал, и с деревом немного дело имел – мебель, рельефные панно. По окончании педагогического училища в Ульяновске я несколько лет проработал преподавателем в изостудии при ДК «Цементник». У взрослых вел занятия по классу живописи и рисунка, детей обучал и различным ремеслам: резьбе по дереву, изготовлению керамики. Для этого даже приобрел небольшую муфельную печь, чтобы было где обжигать готовые изделия. Очень надеюсь, что преподанные мной умения помогли ребятам в дальнейшей жизни, ведь кроме творчества приятно суметь сделать что-то своими руками просто для дома.

- Это не только приятно, но иногда и необходимо.… А как можно увидеть Ваши творения, Вы где-то выставляетесь?

- Специально этим не занимаюсь. Но в Коломне, в Доме Озерова, проходит обычно в начале года выставка художников нашего района, своеобразный ежегодный отчёт. Там бывают представлены всякие жанры, и можно дать волю своей фантазии.

- В Вашей профессии фантазия присутствует постоянно. Я вижу на фотографии даже что-то типа каменной беседки, где подобраны со вкусом породы разного цвета.

- То, что похоже на беседку – элемент церковной обстановки, сделанный по заказу Воскресенского храма. В купели, помещённой впоследствии в эту «беседку», была крещена моя внучка. Так что, сооружение это отнюдь не светского назначения.

- Как ни странно, все это напоминает мне Ваш рассказ о глубоко залегающих гидротермальных породах, например, ониксе. Никогда не известно заранее, что обнаружится в процессе поиска, но подтверждается неизменно только одно – красота мира границ не имеет.

Беседовала Елена Хмырова

Прочитано 760 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?