Пятница, 10 февраля 2017 11:18

Вот вам и ёлки-палки!

Дерево – живое существо, однако оно является и строительным материалом… Дома из дерева теплы и уютны, они согревают душу и тело, не чета «бездушному камню». Вырубки леса часто вызывают негативную реаукцию, но иногда бывают веские причины, которые не только оправдывают отдельные жертвы «древесного племени», но даже увековечивают их, даря своеобразное бессмертие, а нам – возможность любоваться чем-то неповторимым, скрывавшимся в «капе», подобно скульптуре, до поры «живущей» в каменной глыбе. Проникать взором внутрь дерева, и различать скрытую от большинства людей красоту научился наш земляк, Владимир Парфёнов.

 - Владимир Степанович, прекрасная и удобная современная мебель, по-моему, всё же с эстетической точки зрения не выдерживает никакой конкуренции с Вашими изделиями.

 - Спасибо, но, не скрою, не вы первая оценили мои произведения. Многие богатые и известные люди предлагали неплохие деньги за эти вещи, но я ничего не продаю. Ведь каждый предмет уже стал частью меня, моих чувств и видения мира…

 - Понимаю. Но, думаю, здесь я вижу не все Ваши творения?

 - Только очень малую часть. Главная «штаб-квартира» находится в Песках, на моей даче. Вот там, действительно, есть на что посмотреть.

 - Где удаётся найти материал для работы?

 - Как правило, это дело случая. Если вижу подходящий кап (древесный нарост), беру на заметку. Дерево, к сожалению, приходится спиливать, иначе не достичь вожделенной цели. Прошу прощения у «невинной жертвы», и приношу её «на алтарь искусства».

 - А Вы сразу видите в находке будущее изделие?

 - Идеи обычно приходят в процессе обработки. Часто произведения собираются из нескольких деталей, соединённых при помощи клея и деревянных втулок. Использую только природные материалы, никакого металла.

 - И, всё же, вижу, некоторые поделки содержат в себе металлические детали.

 - А это уже антиквариат. Стол, о котором Вы говорите, имел подлинные бронзовые стяжки, но они полностью вышли из строя, пришлось заменить на стальные. Интересуясь народным творчеством, я приобретал неординарные вещи, где только это было возможно, и приводил в порядок. Например, от этого шкафа подлинными остались только двери с уникальной барельефной резьбой, а стенки – обычное ДСП. Зеркало с резной рамой я заметил в помещении пожарной охраны, и попросил продать его мне. Обошлось оно недорого, и даже не в денежном эквиваленте. Конечно, пришлось немало поработать, но посмотрите, какая в результате получилась красота!

 - А откуда появились старинные напольные часы, и уже упоминавшиеся шкаф со столом?

 - Всё из разных деревень, пропадали или в сараях, или просто имели непрезентабельный вид. Хозяева были даже рады от них избавиться, ведь эти вещи нуждались в умелой и трудоёмкой обработке. А вот откуда они появились в тех домах, мы уже никогда не узнаем, однако, наверняка у каждого такого предмета непростая судьба, и они сменили немало хозяев. Кто знает, стояли они в помещичьих домах, или даже в каком-нибудь дворце…

 - Вполне возможно, по-моему. Этих загадок уже не разгадать. А Вы принимаете заказы на что-нибудь конкретное?

- Основная моя трудовая деятельность проходила в должности художника-оформителя на заводе «Гигант». Директор (Н.И. Макаров) даже не знал меня с этой стороны, и был поражён, посетив впервые мою выставку в усадьбе Кривякино. Так что, как уже говорил, я не зарабатываю деньги таким способом. Деньги – это, в конце концов, всего лишь бумажки, я их не очень ценю. У меня много друзей среди священнослужителей, и я с удовольствием помогаю реставрировать и отделывать церкви, если меня об этом просят, бесплатно, конечно. Например, в Черкизове, в Песках помогал реставрационным работам.

В знаменитом Богородицерождественском мужском Бобреневом монастыре под Коломной, который в сентябре прошлого года отметил свой, страшно произнести, 635-летний юбилей, во время юбилейных торжеств мне повезло пообщаться с самим митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием. Я даже сфотографировал его сидящим в кресле моей работы. Впервые же я увидел митрополита, когда, в составе делегации от Коломны, посетил Шкинь, куда из Греции привозили для поклонения мощи Георгия Победоносца. Впоследствии при содействии Коломенской администрации я отправил преосвященному Ювеналию в подарок одно из своих изделий.

 - Значит, всё же расстаётесь иногда со своими «детищами», а говорили, что никому их не отдаёте.

 - Почему же не отдаю? Я говорил, что не продаю, но дарю иногда хорошим людям, и даже с удовольствием. Кстати, с работой для церкви у меня связаны интересные воспоминания. Считаю, что со мной постоянно происходили необъяснимые вещи. Например, срочно понадобился стеклорез, которого я с собой не захватил. Думал, придётся ехать за инструментом, но в кармане напарника нашёлся нужный мне предмет, причём совершенно случайно, обычно он такие вещи с собой не носил. Точно такая же история вскоре повторилась со стамеской, в «волшебном» кармане оказался инструмент именно нужного размера. И, наконец, когда моим часам срочно потребовалась новая батарейка, таковая завалялась в машине моего товарища по работе. Это был настоящий каскад совпадений, давший возможность не терять драгоценное время. Такие маленькие чудеса сопровождают меня постоянно.

- Вы упомянули о выставке в Кривякино. Это Ваша первая экспозиция?

- Ну, что Вы, конечно, нет. Если вернуться в далёкое прошлое, впервые я выставил свои работы в Русском Музее в Ленинграде. В Ленинградской области я проходил срочную службу. И случайно увлёкся деревянной скульптурой, вначале – малыми формами. Конечно, это была не персональная выставка. Но всё равно приятно вспомнить, что «карьера» началась так красиво.

 - Если говорить о Русском Музее, то выше прыгать уже почти некуда.

 - Это была чистая случайность, просто моя инициатива. С тех пор где я только не выставлялся! Даже в Москве, в павильоне «Крокус Экспо». А когда моя выставка проходила в Черкизовском центре досуга и культуры им. В.Д. Шервинского, сам С.К. Шойгу, занимавший в то время пост губернатора Московской области, и тоже увлекающийся, как выяснилось, работой с деревом, написал очень благоприятный отзыв, которым, пожалуй, можно и немного гордиться.

 - Так Вам довелось встретиться с Сергеем Шойгу?

 - Личной встречи не получилось. В день открытия выставки в Черкизово мы ждали приезда Шойгу, но с некоторым опозданием появились члены его администрации с извинениями, поскольку сам губернатор по причине большой занятости не смог приехать, о чём выразил сожаление. Зато они привезли шкатулку, изготовленную губернатором, которая заняла почётное место по соседству с моими изделиями. Я просил передать Шойгу свой иллюстрированный альбом, однако так и не знаю, получил ли адресат подарок. Надеюсь, что всё же получил, ведь ему, как мастеру по дереву, посмотреть на мои произведения было бы, думаю, небезынтересно.

 - Конечно, ведь профессионалу всегда желательно расширять кругозор. Но как Вы решаете чисто технические вопросы? Вещи-то весьма тяжёлые, перевозить их нелегко.

 - Таких проблем до сих пор не возникало. Когда мне поступает очередное предложение, устроители сами выделяют транспорт и грузчиков, как правило, солдат срочной службы. Так нашим воинам иногда удаётся послужить искусству.

 - Я вижу у Вас две похожие друг на друга статуэтки, изображающие цветы. Они очень изящны, но зачем делать такие почти одинаковые вещи?

 - Тут только одна вещь моя. Вторую увидел на рыночном развале и подметил потрясающее сходство. Обе композиции не являются фабричной штамповкой. Поэтому я очень удивился, и просто не смог не купить этот «цветок» неизвестного автора. Опять вижу в этом что-то мистическое.

 - По-моему, некоторые предметы Вы явно коллекционируете, ведь металл – не Ваша стезя?

 - По металлу я не работаю, но кое-что в нём понимаю. Когда вижу что-то действительно стоящее, стараюсь приобрести. И тут часто выручает «бартер». Нередко отдаю в обмен свои картины, ведь картину можно повторить, а деревянные вещи – нет.

 - Вполне понятное желание. Всего в Вашем интерьере сразу и не заметишь. Например, фотография на стене в очень интересной рамке.

 - Это моя покойная жена. Я особенно постарался достойно оформить этот портрет.

 - Любопытно узнать, при помощи каких инструментов достигаются такие результаты?

 - Инструменты самые простые – стамески разных размеров, вот это небольшое приспособление под названием «клюкарза». Вы, наверное, впервые слышите это слово. Но вещь, как видите, тоже совсем не сложна, зато удобна. А полирую обычной наждачной бумагой, затем покрываю морилкой и лаком. Были бы руки, а инструмент найдётся.

 - Заключить нашу беседу хочу вопросом, с которого обычно начинают разговор. Где Вы получили профессиональное образование?

 - Образование, конечно, имеет большое значение. Но люди творческие всегда действуют в направлении собственных склонностей, или, если хотите, таланта. Тонкости мастерства я постигал в основном сам, но три года посещал в Москве Народный университет имени Н.К. Крупской. Обучение было заочное, туда мы привозили домашние задания, а преподаватели давали оценку нашим достижениям. Что-то, естественно, я извлёк для себя из занятий за время учёбы, но главное в художнике всё-таки – это некий внутренний огонь, как для артиста – кураж, без этого любое произведение рискует появиться «мёртворожденным».

 
Беседовала Елена Хмырова
Прочитано 1723 раз