Пятница, 23 декабря 2016 09:03

Дорогой "Мечты"

Конкурс «Педагог года» – не просто профессиональное состязание, но и хорошая возможность для молодых перспективных работников образования заявить о себе. Мы чаще рассказываем о школьных учителях, а сегодня решили пригласить в гости человека, который неделю назад получил на уровне района почетный титул «Воспитатель года».

Представляем вам педагога детского сада №61 «Мечта» Екатерину Гагиеву.

 – Екатерина, Вы любили в детстве участвовать в конкурсах и побеждать?

– В школьные годы, пожалуй, нет, а вот в студенческие – я была самым активным участником самых разных конкурсов. Однокурсники даже говорили: «Ну, везде ты!». А мне очень нравилось.

– А где Вы учились?

– Сначала я окончила Ташкентский институт инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, но факультет, на котором я училась, был педагогическим и готовил преподавательские кадры для учебных заведений технической направленности. В годы учебы я поняла, что больше всего меня влечет именно педагогика, так что потом я закончила еще и Ташкентский государственный педагогический университет по специальности психолог-практик. А уже приехав в Россию, я прошла переподготовку в Московском государственном педагогическом университете имени Шолохова, получив специальность педагогика и психология дошкольного образования.

Психология охватывает очень широкий круг различных направлений, и каждый специалист в определенный момент должен выбрать для себя что-то главное, чем будет заниматься глубоко. Я всегда хотела стать именно детским психологом.

– Почему?

– Когда начала учиться, огромным открытием для меня стало то, что корни всех проблем взрослого человека, оказывается, кроются в его детстве. Он может всю жизнь страдать от последствий каких-то событий, о которых даже и не помнит, потому что был в тот момент слишком мал. И чтобы решить эту проблему, психолог должен помочь ему размотать весь клубок эмоций и вспомнить детские переживания.

Вот мне и захотелось поработать над тем, чтобы не потом исправлять все, что пошло не так, а изначально постараться дать своим воспитанникам необходимый вектор развития.  

– У Вас в группе 25 человек. Все с разными характерами, из разных семей. Насколько удается задавать каждому тот самый правильный вектор?

– Мои знания помогают увидеть и понять каждого ребенка. Сердиться на малыша за то, что он, например, упрямый, слишком эмоциональный или гиперактивный бессмысленно, и ни к чему хорошему не приведет. Здесь нужно разобраться в причинах и поискать подход.

Среди моих воспитанников был мальчик, который никак не хотел слушаться и делал все наперекор. Скажешь ему, чтобы шел одеваться или мыть руки – ни за что не пойдет. А скажешь, чтобы чего-то не делал – обязательно сделает. Поладили мы с ним с помощью волшебного слова «помоги». Оказалось, что когда к нему обращаются не с требованием, а с просьбой, он откликается с огромной радостью. Теперь он мой друг, первый помощник в любом деле.

Еще один мальчик постоянно закатывал истерики, и все продолжалось, пока я не поняла, что он это делает не от какого-то огорчения, а потому что любит привлекать внимание окружающих и собирать вокруг себя зрителей (такая особенность характера). И вот я, вместо того, чтобы утешать его, стала делать строгие глаза и говорить строгим голосом: «Если ты так, то я дружить с тобой не буду!». Истерики сразу пошли на спад, и стали большой редкостью. Для ребенка очень важно расположение взрослого, поэтому обещание «не дружить» бывает более действенным, чем громкий крик.

Все дети разные, и есть такие, на кого не только кричать, но даже смотреть строгим взглядом нельзя: настолько они эмоционально хрупкие. Так что к каждому нужен свой подход.

– Часто ли ссорятся Ваши воспитанники, и как Вы их мирите?

– Детские ссоры – очень важная тема в воспитании. Мы должны научить ребят жить в коллективе. Когда в группу собираются ребятишки двух-трех лет, которые еще плохо разговаривают и общаются по большей части жестами, между ними, конечно же, возникает много конфликтных ситуаций из-за неумения объяснить свои намерения и правильно понять намерения другого. Самая частая реакция у них – стукнуть приятеля. Поэтому воспитатель младшей группы как формулы учит с ними слова: «Дай мне, пожалуйста», или «я взял машинку первый, поиграю, потом тебе дам». Или он получает установку подойти ко мне, чтобы мы вместе нашли другую машинку. Словом, каждый момент взаимоотношений в группе должен быть оговорен. Это требует много сил, но обязательно приводит к тому, что ребята постепенно привыкают вести себя правильно, и учатся дружить.

– Такая работа требует больших эмоциональных затрат.

– Конечно. Поэтому в нашей профессии нет случайных людей. Я своей работой живу! Не могу себя представить без наших праздников, над которыми мы все вместе столько трудимся, без возможности ежедневного общения с детьми.

Когда мои ребятки узнали, что я победила в конкурсе «Педагог года», бросились меня обнимать, целовать, поздравлять… Все родители друг другу сообщали об этом как об общей радости. Для меня это было такое счастье!

– Как правило, в педагогику приходят люди, которые либо очень любили своих наставников, либо наоборот были за что-то на них обижены и думали: «Вот когда я вырасту большим, я буду делать совсем по-другому!». Как было у Вас?

– Детский сад я помню не очень хорошо, но одно остро неприятное впечатление врезалось в память. Это было лет в шесть. В нашей группе делали ремонт, и нас соединили с ребятами из другой группы. От них мы узнали слово «любовь». До этого мы вместе играли в разные веселые игры, а тут под влиянием новых знакомых все вдруг стали делиться на пары и вести разговоры на непонятную тему. Взрослые почему-то не обращали на это никакого внимания, а я до сих пор не могу забыть того неприятного чувства, которое поселилось у меня в душе.

В то же время в моей жизни были и очень хорошие педагоги, на которых я смотрела и действительно думала: «И я бы делала так же, как она». Мне запомнились и их фразы, и манера общаться с детьми. Прекрасные впечатления остались и от институтских преподавателей, так что, хороших примеров для подражания было много.

– Все Ваше обширное образование пригодилось в детском саду, или что-то осталось не востребованным?

– Пригодилось все. Дети задают нам самые разные вопросы и надо иметь хороший запас знаний, чтобы на них ответить.

– А отвечать на вопросы своих детей сил и времени хватает?

– Я очень стараюсь быть хорошей мамой. Беседую с ними, настраиваю на преодоление трудностей, поручаю несложные домашние дела. Родительская любовь ведь должна заключаться не в том, чтобы во всем потакать детям и ограждать от любых трудностей, а в том, чтобы научить самостоятельности и готовности решать жизненные проблемы.

Я уверена, что не правы те родители, которые начинают оберегать ребенка от всего мира и ходят скандалить с воспитателями и учителями по любому поводу. Педагоги – не деспоты. Конечно, ситуации бывают разные, но все они разрешимы. А если настаивать на том, чтобы каждому были созданы исключительные условия, то в детском коллективе никогда не будет того правильного микроклимата, в котором комфортно каждому.

Мне очень нравится прежняя советская система, когда воспитатели и учителя были авторитетом для родителей и несли ответственность за воспитание и обучение.

Сейчас родителям говорят: «Все идет от семьи. Вы должны сами научить ребенка тому и этому, а мы лишь оказываем образовательную услугу». А когда им?! Дети-то целыми днями с нами. Многие мамы и папы приходят с работы так поздно, что успевают только покормить ребенка и уложить спать.

– А Вам позиция «родители должны сами» не нравиться?

– Мне не нравится! Я помню, скольким полезным вещам нас научили в садике, помню, что наша мама никогда не учила с нами уроки – мы делали их в продленке. Она абсолютно доверяла нашим педагогам, не сомневалась в их мудрости и справедливости и была спокойна за нас. Так и должно быть!

– Как Вам работается в новом здании садика, где после переезда сложился новый коллектив?

– Замечательно! Когда мы переезжали в новое здание, я очень переживала из-за того, что нашему прекрасному коллективу пришлось разделиться. Но традиции, созданные заведующей Мариной Ивановной Щетининой, оказались настолько сильны, что сразу стали ориентиром и для новых сотрудников. Случайные люди у нас не задерживаются, остаются лишь те, кто зажигается идеей делать свое дело только на самом высоком уровне. Проведение занятий, прогулки, педагогические советы, праздники для ребят, участие в проектах, написание планов, – все делается очень профессионально. И при этом все очень дружат.

Когда я готовилась к конкурсу «Педагог года», коллеги старались мне помочь, делились идеями, поддерживали, и я считаю свою победу – победой всей команды.

А за новое здание садика мне хочется выразить огромную благодарность и губернатору Подмосковья Андрею Воробьеву, и Воскресенской администрации. Вы не представляете, сколько эмоций было у детей, когда они вошли в эти стены, увидели, какое тут все новое, красивое, удобное, какой прекрасный музыкальный зал, какие игрушки! Нам и самим так радостно приходить сюда каждый день. А для людей, что работают с детьми, радость – самый мощный источник творческих сил!

 

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 969 раз