Вторник, 04 октября 2016 09:43

Турист должен сказать тебе: «Верю!»

Поначалу дом в Марчугах для столичного жителя, выпускника института физкультуры, учителя физкультуры Константина Братчикова был дачей. Но вот уже десять лет как он перебрался к нам из Москвы на постоянное жительство, сменил сферу деятельности и организовал любительское объединение «Старица», на базе которого проводятся различные мероприятия, связанные с историей Московской Руси. 

– Мне здесь нравится, – рассказывает Константин, – объясняя свой переезд. –  Огород, участок, возможность парковаться без всяких проблем (улыбается). Нравится жить на природе и быть самим собой. А в Москве это невозможно.

– Как случилось, что Вы начали заниматься организацией туристических проектов?
– Это произошло не сразу. Я с отличием окончил Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризма, шесть лет работал в школе. Потом сотрудничал в разных коммерческих структурах, связанных с активными событийными проектами. Тогда на российскую землю пришел тимбилдинг – комплекс мероприятий, направленных на сплочение команды путем совместного активного отдыха, корпоративных игр, тренингов и прочего. Так что я был одним из тех, кто придумал активную начинку для этого новшества, учитывая российский менталитет и специфику. В западных компаниях все проходит достаточно деловито и индивидуализировано. Там сотрудники на тимбилдинге продолжают решать рабочие вопросы. А русским людям с широкой душой нужен праздник: нас трудно раскачать, а потом еще труднее остановить. Обдумав все это, мы создали модель, которая отлично работает до сих пор.

– Вы начали заниматься этим, еще работая в школе?

– Да, меня перехватили. Позвали по случаю на какой-то проект, заметили, потом стали приглашать постоянно. Проектов было порядка тридцати в год, и из школы я ушел.

Потом работал в Рязанском Государственном университете имени С.А. Есенина на Кафедре социальной и экономической географии и туризма. Занимался со студентами технологиями внутреннего туризма. При этом я им сразу объявлял, что по большому счету туризма в Рязанской области нет, и мы будем говорить о несуществующем.

Ребят из своего курса я тогда спросил: «Кто планирует работать в туризме?». Поднялись две-три руки. Я знаю, что сейчас все они без исключения занимаются туризмом. Кто-то даже имеет серьезные научные работы, защитил диссертации по истории.

Помимо этого я поработал директором Центра инновационного развития туризма Рыбнинского муниципального района Рязанской области «Простор». Эта коммерческая организация работала в связке с районным отделом культуры и сельскими администрациями. Вместе мы делали восхитительные проекты. Но работать в связке с кем-то не всегда просто. Например, всем известный музей Сергея Есенина в Константинове – шикарная конструкция, но его сотрудники будут делать лишь то, что они умеют, и никогда в жизни не сделают того, чего нужно мне, того, что требует современный турист столичного уровня, который повидал многое и привык к определенному уровню обслуживания.

– А каков же рецепт Вашего высококачественного туристического продукта?

– Надо делать то, за что ты можешь отвечать и что можешь гарантировать. Идея такова: нужно создать свой высококачественный туристический продукт или объект. И чтобы потом к тебе и к твоему продукту начали «прилипать» прочие музеи, мастерские, монастыри в зависимости от маршрута. У нас в Рязанской области был разработан поэтический маршрут, был православный паломнический маршрут, был народно-культурный. Но мы ориентировались все равно на самую главную точку приложения усилий – на музеи и монастыри, а они нам нужного уровня обслуживания качества дать не могли. Например, в программе посещения одного монастыря заявлены щи, а у них именно в этот день просто не было капусты. Приходилось мчаться и за свои деньги покупать капусту. И так во многих местах. Поэтому надо очень четко понимать, что такое современный туризм. Это обязательность и гибкость, креатив и надежность!

– Сейчас у Вас другое место работы?

– Летом в сезон я делаю некоторые коммерческие мероприятия разного формата. Те же тимбилдинги. Сейчас у меня договор со «Стрелецкими палатами» в Москве – это музей военной истории при Российском военно-историческом обществе. Под их флагом занимаюсь созданием, организацией и продажей экскурсионного продукта. Я могу провести экскурсию, устроить интерактив, решить по ходу различные нестандартные ситуации. Обычный экскурсовод может только провести экскурсию, а нужно комплексно «слепить» качественную профессиональную услугу. Я давно хотел сделать этот проект. Начинал на базе музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Сейчас я - самодостаточный индивидуальный предприниматель.

– Вы сказали «нестандартные ситуации». Что может случиться на экскурсионных маршрутах?

– Все что угодно. Разные люди есть. Если это группа потоковая, которая ходит по так называемым стандартным экскурсиям, то уровень их ожиданий невысок. Им, как правило, главное – галочку поставить: были там-то, видели то-то... И здесь самое главное выдержать весь заявленный объем. Особых сложностей, как правило, не бывает. Разве что кому-то станет плохо, или наоборот «слишком хорошо» (смеется).

Есть такое понятие «паспорт маршрута». В нем должна быть обязательным образом указана вся хронология событий. А также должны быть четко прописаны все ориентиры: по туалетам, отделениям полиции, учреждениям медицинской помощи. И еще должна быть прописана содержательная часть. Я знаком с самыми серьезными в России историками, ориентированными как раз на русскую армию 16-17 веков и историю Москвы. Они мне создают некую кальку текста. Это помогает не допускать в рассказе нелепиц.

– Неужели не бывает непредусмотренных ситуаций?

– В своем роде, бывают. Работал я как-то в музее имени Андрея Рублева. Приехали «крутые» дети лет 8-9 с охранниками. Видно, что держать себя в рамках не очень умеют, и экскурсия - для них – не более чем развлечение, Диснейлэнд, что ли. Ты им про что-то важное, про нашу историю, а они начали меня за бороду таскать: «Она у вас настоящая?». «Да, – говорю, – отроки и красные девицы, настоящая»… Хотя  это тоже часть работы, и надо уметь нормально все воспринимать.

Большинство проблем совсем другого рода. Они возникают, когда ты соединяешь свою программу с другой, где уровень обслуживания откровенно «не дотягивает». Где партнеры не понимают ответственности за оказание качественной услуги. Например, включаешься в автобусный тур, и получается, что от тебя заряженные экскурсанты переходят к скучному коллеге и начинают гаснуть. Или людей не так встретили, и ты вынужден выкладываться в несколько раз больше, чтобы это сгладить.

– Самая большая правда истории – это документ. Хотя документы тоже составляются людьми. Вы от чего отталкиваетесь, рассказывая свою историю?

– От понимания и осведомленности людей современных. Если рассказывать им историю сухим языком отписок, грамоток, челобитных, будет не интересно, и они вообще многого не поймут. Если рассказывать слишком игриво, на уровне «боевой фантастики», это будет чушь с точки зрения истории. Получается, что твоя работа согласно исторической тематики опирается на два краеугольных ориентира. Первое – это сухой исторический документ, который для меня, как я уже говорил, готовят специалисты. Второе - общее понимание, которое интересно современному люду. То есть нужна некая золотая середина.

Я – некий десятник 7-го Заяузского приказа московских стрельцов Фома Удальцов. Это вымышленный персонаж, но это тот, кто знает, в каких местах побывал твой приказ, кто командир, где стоит твоя стрелецкая слобода, что ты делаешь каждый день, как ты воюешь. «А покажи, как бердышом пользуются», - говорят. И начинаешь выполнять с ними определенные упражнения. И они тебе верят! Все это собранное воедино превращается в такой вот интересный продукт.

– Как появилась идея «Стрелецкого сбора» в Марчугах? Вам мало московских проектов?

– Идея появилась так. Я видел компании, которые зарабатывают на проектах патриотической истории, но делают это откровенно неграмотно: бюджеты осваиваются, но состряпано это весьма убого. Смотришь, и в ужас приходишь. И я подумал, а сам бы я как стал работать, чтобы душа была спокойна и свободна? Вот и решил, что надо сделать так, как я это понимаю сам. При этом, с привлечением самых высококлассных специалистов в разных областях. Вот, например, «Стрелецкий сбор» помогал делать Валентин Горбачев – кандидат исторических наук из Рязани. Ну, кто может рассказать об этом круче, чем он?! Вместе с ним мы получили диплом в номинации «100 лучших товаров России» за 2012 год в номинации «Услуги населению» с интерактивной экскурсией «Битва на Воже».

Олег Курбатов - выдающийся специалист по истории русской армии 16-17 веков. Александр Охрименко – один из лучших мастеров, который шьет кафтаны ручным швом. При этом аниматор очень хороший. Сергей Огудин - выпускник этнографического колледжа и там же работал преподавателем. Так, как он, проводить народные игры и забавы никто не умеет. И вот когда ты собираешь такую команду, все получается.

– Это занимает все Ваше время, или есть еще что-то?

– Я занимаюсь историческим фехтованием. На мне полные латы: полтора миллиметра хорошей стали, 25 килограммов веса. Практически все, как в 15 веке. У тебя меч и щит, и ты от души метелишь своего соперника, а он то же самое делает с тобой. Но я отношусь к этому исключительно как к разгрузке.

- Через неделю в Марчугах намечено проведение очередного мероприятия, связанного с нашей историей. А что есть еще в проектах, о чем мы даже не догадываемся?

- Недавно у меня появилась идея притянуть в «стрелецкую» тему молодежь. Сделать стрелецкое многоборье с элементами реконструкции, придать ему статус фестиваля стрелецкой удали, чтобы это было командное участие. Полоса препятствий, стрельба из пневматического оружия залпом по команде, противоборство стенка на стенку (не драка, разумеется). Получается эдакое ГТО 17 века. А в призы: кому - шапку, кому - медную деньгу. В общем, просторы для творчества безбрежны.

– Чему Вы в жизни в профессиональном плане по-хорошему завидуете?
– Мне безумно нравится проект в городе Скопин Рязанской области, где открылась при музее Гончарства настоящая керамическая мастерская. Вы себе представить не можете: 19 профессиональных гончарных кругов стоят и муфельные печи. Фантастика! Я такого нигде не видел! Доехать в Скопин проблематично, жить там негде и кушать нечего. Туда бы нормальную инфраструктуру и профессиональных менеджеров – цены бы не было. Я думаю, за такими проектами будущее…

Прочитано 562 раз