Вторник, 27 сентября 2016 12:19

Игра называется «Деньги»

Владимир Леонов и его сын Данила – известные люди не только в Воскресенске, но и за его пределами. Все это случилось даже не столько потому, что сам Владимир занимается довольно необычной для нашего маленького городка деятельностью, сколько из-за вовлечения в это дело представителя подрастающего поколения семьи. Интерес к бизнес-дуэту проявляют многие СМИ. Так, Владимир с сыном стали героями рубрики "Утро деньги" в одной из программ "Новое утро" телеканала НТВ.

Старший и младший Леоновы - участники различных экономических форумов, конференций, семинаров. Кроме того, они – акционеры многих известных российских компаний.

Тонкости современного финансового пространства может постичь далеко не каждый. Какой путь ведет человека в брокерскую контору? Как не «прогореть», покупая и продавая акции? О чем можно поговорить с топ-менеджерами крупнейших бизнес-корпораций России? Мы думаем, что ответы на эти вопросы обязательно заинтересуют читателей «Куйбышевца».

 - Владимир Александрович, Ваше образование было связано с финансами?

 - Нет, я по профессии химик-технолог фармацевтических препаратов и антибиотиков. Закончил с отличием Купавинский химико-технологический техникум. Судьба преподнесла мне подарок, и я начал работать в Академии наук тогда еще Советского Союза. В 90-е годы произошли политические и экономические перемены. Про науку государство тогда забыло. Все эти события заставили очень многих людей, в том числе и меня, как-то менять свою жизнь. Зарплату месяцами не платили, и пришлось задумываться, как выживать в такой ситуации. Прошел специальную подготовку и стал работать агентом в первой частной страховой компании «АСКО». Заключил порядка двух тысяч договоров с организациями и частными лицами, что помогло мне на практике получить основы в финансово-экономической сфере и в делопроизводстве.

Еще хочу сказать, что во время учебы в техникуме мне нравились такие предметы, как философия и политэкономия. Многие на этих занятиях скучали, а мне было интересно. Кстати, не так давно на Западе с началом экономического кризиса подскочили продажи печатных трудов Карла Маркса. То есть, теория экономики актуальна во все времена. Считаю, что знания, полученные в те годы, мне очень пригодились.

 - Интересно, куда Вы как продвинутый в финансовой сфере молодой тогда человек пристроили те пресловутые приватизационные чеки (ваучеры), выданные государством каждому россиянину?

 - Это была интересная история. Я тот ваучер продал. Номинальная стоимость его была 10 тысяч рублей. Я его продал ниже номинала – что-то около 7 тысяч рублей. Цена была небольшой, демпинговой, как сейчас говорят. Но зато это окупалось быстрой реализацией. Потом нашел того, кто сбывал ваучеры еще дешевле, и на вырученные от первой продажи деньги купил еще один приватизационный чек. Собственно, так уже получил первую прибыль. Я несколько раз  осуществил такую схему. Продавал ваучеры одному и тому же человеку. Когда я за один день к нему заявился в третий раз, он с подозрением поинтересовался: «Почему я не могу привезти сразу все ваучеры?». Ну, тут пришлось выкручиваться, говорить, что родственники узнают, что я могу продать ваучеры, и просят сделать это еще раз.

 - То есть, Вы не раскрывали свою коммерческую тайну?

 - Нет, конечно. Тем более, что на то время понятие "перепродажа" имело в обществе довольно негативный оттенок.

 - Сколько заработали таким образом?

 - Около 10 тысяч рублей. Я их сразу же вложил в средства производства. Тогда компьютеров еще не было, и я купил пишущую машинку. Она у меня до сих пор хранится. Считаю, что тогда я сделал выгодную инвестицию (улыбается).

 - Часто можно слышать выражение «игрок на фондовом рынке». Все-таки, там игра или работа?

 - Если подходить серьезно, то это, конечно, работа. Потому что необходимо обладать, как минимум, набором профессиональных знаний.

Выходя на фондовый рынок, человек должен понимать, а что он, собственно, от этого хочет получить? То ли он хочет купить акции, которые будут приносить дивиденды. То ли он хочет заниматься перепродажей акций с целью получения прибыли.

Первое правило для фондового рынка: не входить в него с последними средствами. Пусть это будут небольшие деньги, но они должны быть свободными. Рынок меняется ежесекундно, есть вероятность падения стоимости тех же акций, что приведет к уменьшению вашего капитала. Существует множество рисков, на которых кто-то зарабатывает, кто-то теряет. Бывали случаи, что акции некоторых компаний падали в цене в пять-шесть раз. А были люди, которые буквально последние деньги вложили в эти ценные бумаги. По-человечески, конечно, их жалко, но что тут поделаешь…

Я считаю, что нужно начинать с небольших сумм, для того, чтобы понять механизм, поймать ту волну, на которой идет деятельность фондового рынка. Никакого универсального рецепта действия тут нет, и каждый должен принимать решение сам.

 - Вы сказали, что необходим багаж специальных знаний. А интуиция важна в данной сфере деятельности?

 - Безусловно. Перед первым обесцениванием рубля, который случился в начале 90-х годов, у меня был небольшой вклад в Сбербанке. Когда цены «отпустили», я просто интуитивно почувствовал, что все это надолго, и сразу вклад закрыл, понимая, что лучше что-то купить, чем эти деньги просто пропадут. Мы сложились с мамой и купили мебель. Деньги поэтому не пропали. И сейчас могу интуитивно почувствовать, что надо сделать в той или иной ситуации. Хотя, я веду политику долгосрочного инвестирования и не пытаюсь получить прибыли за счет мелких сиюминутных решений.

 - Бывают на фондовом рынке ситуации, не поддающиеся логике?

 - Скорее всего, нет. Но один интересный случай расскажу. Мне очень нравилась авиакомпания «Трансаэро», и я купил ее акции. Потом, как вы знаете, лицензии на авиаперевозки ее лишили: попала фирма с набранными кредитами на кризис. Казалось бы. Акции должны обесцениться до нуля. Но нет – продолжают продаваться и покупаться. Компания-то не банкрот, поэтому тут все логично.

 - Теперь самое интересное: как Вы привлекли сына к финансовой деятельности?

 - Начну с того, что я учил Данилу с самого раннего возраста обращаться с финансами. В пять лет он умел уже пользоваться банковской картой. Данила рано остался без мамы, и ему пришлось во многом становиться самостоятельным. Но здесь не существовало с моей стороны какого-то нажима, образования по типу уроков. Все шло само собой: идем, например, с ним в магазин, и ребенок учится основам потребления, экономии средств и так далее.

Не буду скрывать, какую-то роль во всем этом сыграли и мои амбиции: я понимал, что привлечение сына к большой экономике создаст своего рода довольно интересное исключение из правил.

Я инвестирую в акции с 2008 года. Уже тогда Данила проявлял интерес к тому, чем я занимаюсь, задавал вопросы, а я рассказывал ему, что такое акции, какие виды акций бывают, какие эмитенты представлены на российском фондовом рынке, из каких они секторов экономики, что производят и какие оказывают услуги.

В инвестиционном портфеле Данилы сегодня находятся в основном высоколиквидные акции, так называемые «голубые фишки», и акции государственных корпораций. В настоящее время он владеет акциями Сбербанка, Банка ВТБ, «Газпром», «Газпром нефть», «Ростелеком», «Лукойл», «Московской Биржи».

 - А как российское законодательство регламентирует деятельность юного акционера?

 - Мы примерно 9 месяцев потратили на то, чтобы уладить все вопросы с соответствующими структурами. Сейчас я как законный представитель могу голосовать за него на собраниях акционеров, пополнять инвестиционный портфель сына. Продавать его акции я не имею права. В полном объеме он будет распоряжаться своими ценными бумагами в совершеннолетнем возрасте. Скажу, что все решения, касающиеся его деятельности на фондовом рынке, мы принимает только сообща после обсуждения.

 - Какой из вопросов сына, касающийся финансов, возможно, поставил Вас в тупик?

 - Недавно мы были участниками годового собрания акционеров Сбербанка. Там обсуждались премиальные выплаты топ-менеджменту. Так вот Данила спросил о том, почему эти выплаты имеют размеры несравнимые с зарплатами большинства рабочих и служащих.

 - Ну и что Вы ответили?

 - То, что управление огромной корпорацией, где трудятся сотни тысяч людей, накладывает серьезную ответственность на ее руководителей. Поэтому, если компания отработала год удачно, получила прибыль, поделилась с акционерами, то премиальные выплаты руководству могут быть соответственными. С этим я согласен. А вот с так называемыми «золотыми парашютами», когда покидающему свой пост топ-менеджеру выплачивают баснословные деньги, согласиться не могу.

 

Было бы неправильно не спросить самого Данилу Леонова о впечатлениях от больших финансовых мероприятий. Вот как он рассказывает об одном из недавних событий:

«Мы ежегодно посещаем собрания акционеров Сбербанка. Я познакомился с Президентом Сбербанка Германом Оскаровичем Грефом еще в 2010 году. Раньше я его только по телевизору видел, а сейчас он говорит со мной и спрашивает, как мои дела и успехи в школе.

Собрание проходило в красивом зале и транслировалось в прямом эфире на русском и английском языках. Я даже выступал с докладом о повышении финансовой грамотности среди детей и подростков. Попросил руководство Сбербанка учредить детский журнал «Юный банкир», в котором для детей публиковались бы статьи, кроссворды, комиксы на финансовые темы. Простым языком, таким, как мне папа объясняет».

 

- Владимир Александрович, и финальный вопрос: а есть ли у Вас акции компании «УРАЛХИМ»?

 - Есть. И вы не думайте, что это дань моему химическому прошлому. Земли у нас истощаются, и потребность в удобрениях будет из года в год расти. Поэтому я считаю, что это неплохое вложение своих средств.

 

Беседовал Альберт Понасенков

Прочитано 1310 раз
Какие вопросы экологии Вас волнуют больше всего?