Понедельник, 05 сентября 2016 11:14

Сеять разумное, доброе, вечное…

Учитель истории гимназии №1, кандидат исторических наук Ольга Пивоварова – одна из тех педагогов, кого ученики даже спустя много лет после окончания школы вспоминают с любовью и благодарностью. Ребятам с ней очень интересно! Она всегда умела настолько увлечь историей своих учеников, что для многих любимый предмет перерос в профессию.

 Учитель – хорошая профессия, - говорит Ольга Геннадьевна. – Совпала я с ней. Когда поступила в коломенский пединститут, поняла, что мне там все по душе, хотя поначалу мечты стать именно учителем у меня не было.

В детстве я была домашней девочкой, много читала,  в школе была активисткой. Но какой-то неформально активной жизни, связанной с увлечениями другими интересными занятиями, у меня тогда не было. Они пришли позже, когда началась перестройка и сознание освободилось.

– Например, в Вашу жизнь пришел Клуб любителей фантастики.

 – Да. Он образовался в библиотеке по инициативе Марины Владимировны Васильевой. А я туда пришла совершенно случайно, даже не помню сейчас, кто меня пригласил, но мне необычайно понравилось.  Это было общение с очень приятными, очень умными людьми, которые не замыкались на фантастике, а очень широко обсуждали и кино, и исторические и политические проблемы.  Я воочию увидела тех самых энциклопедически образованных личностей, которые могли свободно говорить на разные темы и имели собственную точку зрения.

 Золотое время! У нас было неформальное объединение толкиенистов. В библиотеке собиралось много народа, все говорили о книгах, спорили, чай пили, веселились…  Приходили и совсем молодые ребята, и общение с взрослыми возвышало их в собственных глазах. А потом, наверное, мы выросли, а новое поколение – это новые песни.

– Ну а Ваше увлечение историческими изысканиями когда начались?

– Уже работая в школе, я защитила кандидатскую диссертацию по теме

«Русская история в трудах М. М. Богословского» по специальности «Историография, источниковедение и методы исторических исследований» и решила заняться историей Воскресенска. «Город первых пятилеток» – это так красиво звучит! Стала ездить в архивы, собирала материал, выступала с докладами на областных краеведческих конференциях, публиковалась в научных сборниках.

Я работала и в Центральном архиве общественных движений Москвы (бывший архив ЦККПСС), и в газетном зале Ленинской библиотеки, находя весьма любопытные документы.

 Очень интересным источником оказались газеты, особенно газеты 30-х годов, которые не всегда писали правду. Тут надо было сравнивать информацию, анализировать, читать между строк. И эту работу я до сих пор продолжаю для души.

– Школьники интересуются Вашими исследованиями?

– Сегодня много говорится красивых фраз о научной работе в школе, но термин «научная работа» здесь все-таки не совсем уместен. Наука – это все-таки удел взрослых, получивших серьезную специальную подготовку. А то, что делают школьники – первые шаги в исследовательской деятельности. Во времена «до ЕГЭ» у нас  была возможность заменять экзаменационный ответ по билетам защитой реферата, и у ребят был стимул этим заняться. А получившего за свою работу призовое место на ученической конференции могли освободить от выпускного экзамена. Сейчас эти стимулы исчезли. И если раньше исследовательской работой занималось достаточно большое число учеников, то сейчас – лишь единицы - те, у кого есть личный интерес к предмету. Как-то одна из девочек захотела заняться изучением истории своей семьи, и у нее получилась очень хорошая интересная работа. Она уже окончила школу, а сегодняшние мои ученики пишут на темы: «История происхождения названий улиц города» и «Мой прадедушка - участник войны».

Есть и еще одна проблема. К сожалению, по сравнению с периодом перестройки, когда был колоссальный взрыв интереса к истории и все всё читали и обсуждали, сегодня наш предмет учат значительно хуже. Он не так востребован, как обществознание, которое почти везде сдают на вступительных экзаменах. То же происходит и с другими науками: школьников интересует исключительно то, что предстоит сдавать. А круг ребят, кого история волнует как будущая профессия, узок. И все же, исследовательская деятельность не прекратилась вовсе. Она как полноводная река жарким летом, временно пересохла. Но весна придет, и все вернется. Интерес к истории не может исчезнуть вовсе. Он часто просыпается у людей взрослых, которые начинают размышлять о жизни и искать ответы на вопросы современности. Так что главное – не переставать сеять разумное, доброе, вечное. И оно обязательно прорастет.

– Как Вы относитесь к нынешнему всплеску интереса к «другой» истории. Люди с увлечением читают работы, авторы которых утверждают, например, что не было никакой Куликовской битвы…  И многие повторяют друг другу фразу из известного романа Полякова «Нет у нас никакой исторической науки!».

– Я знаю эти работы и никак  к этому не отношусь. Есть у нас историческая наука! С серьезными традициями и научными методами. Есть исследования, подкрепленные различными материальными доказательствами, анализом письменных источников. А если кто-то хочет тешиться и за свои кровные публиковать подобные труды – ради бога. У нас свобода.

Удивительно, но есть области знания, в которых все, кому не лень, себя считают специалистами: все знают, как надо воспитывать детей, как лечить, как управлять государством… Когда человек, сидя дома на кухне, с легкостью решает государственные или исторические проблемы, можно только улыбнуться. Поэтому я стараюсь избегать досужих разговоров с непрофессиональными людьми.

– А сами как любитель реализуете свой творческий потенциал в каких-нибудь областях?

– Как у любого интеллигентного человека, мое главное хобби – чтение. Еще люблю разводить цветы, в огороде покопаться. Наверное, в этом отношении я не сильно отличаюсь от любого россиянина, поставленного в конкретные исторические условия.

– А что любите почитать?

– Я воспитана на классической литературе, и русской и зарубежной, и с этой меркой подхожу к литературе современной. И, к сожалению, современный литературный мейнстрим и я – несовместимы. Особенно чужда мне оказалась новая европейская литература. Во всяком случае, то, что довелось прочесть – это некое самокопание, попытка вытащить и показать всем что-то очень личное, порой неприглядное. Мне это не близко. А читать книгу только потому, что она объявлена модной, пожалуй, не стоит. Есть писатели, которые многим нравятся, но в моей душе отклика не вызвали. Впрочем, я не сижу в литературных жюри, и они, думаю, не расстроятся.

Мне нравится Олди (коллективный псевдоним украинских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского), которые сейчас пишут интересные философские боевики, где есть сплав всего, что дает возможность и мозги включить, и получить удовольствие от сюжета. А вообще, темп жизни стал настолько высок, что времени на удовольствия остается все меньше, в основном все заполнено работой.

– А семья Ваша как относится к тому, что Вы так много времени посвящаете работе?

– Хорошо. Люди мы ответственные, и все понимают, если надо что-то делать, значит надо. Выручает  большая организованность, когда все расписано по часам и по минутам, поэтому все успеваем.

Период активного общения у нас наступает летом, когда появляется много времени и все переезжают на дачу. В доме гостит родня и друзья, и можно печь пироги и радоваться простым человеческим радостям, повторяя себе, что все прекрасно.

– Знакомы ли Вы с трудами воскресенских краеведов и как к ним относитесь?

– Конечно, знакома. Считаю, все, что делали и делают краеведы – это очень важно.  Краеведческие материалы часто представляют собой запись чьих-то воспоминаний, фотографии, но все это вместе дает материал историкам-профессионалам. Тот же Ключевский анализировал подобный краеведческий материал и использовал в своих блистательных лекциях. Так что всем поколениям краеведов – поклон в пояс. Они сохраняют прошлое в удобочитаемых формах и помогают формировать у подрастающего поколения гражданскую позицию и патриотизм.

Одно дело, когда ребенок на уроке слушает о событиях, которые были где-то далеко, и совсем другое, когда рассказы школьного учебника перекликаются с реальными местными историями. Такая причастность возвышает человека в собственных глазах, ведь каждому необходимо ощущать себя частью народа, страны.

– На Ваш взгляд, в современных детях сильно желание быть частью Родины, или они скорее стремятся к индивидуализму?

– Я думаю, что люди,  пренебрегающие общественными ценностям, были, есть и будут всегда, но их меньшинство. К тому же многие из тех, кто в юности позиционировали себя индивидуалистами, с возрастом становятся большими конформистами, и все встает на места. А вообще, нынешние школьники – дети хорошие и яркие, и это радует.

– Школьные учителя современных учеников очень хвалят, а преподаватели институтов с досадой говорят о том, что общий уровень знаний студентов, которые к ним приходят, гораздо ниже, чем был лет 15-20 назад. В чем тут дело?

– Мы ближе к своим ребятам, лучше их знаем. Преподавателю вуза нужны любимые ученики, с которыми можно двигать науку, создавать школу. Остальные – это масса, которая сидит в потоке из 100 человек и слушает лекцию. И потом, студент – это не школьник, он более закрыт, у него больше личных интересов.

К тому же, профессионализм учителя состоит еще и в том, чтобы хорошо относиться ко всем детям. Человек многолик, и если ему не хочется учиться – это не значит, что он плохой. Возможно, он отлично работает руками и, окончив школу, будет прекрасным рабочим, которому будут благодарны люди.

– Вам комфортно в школе?

– Да. При всех сложностях  этой профессии мне в ней хорошо.

– Чего Вы ждете от нового учебного года?

– Я придерживаюсь мнения, что школа – это достаточно консервативное место. И здесь не должны часто происходить революционные изменения. Широко известна фраза «Врачи свои ошибки зарывают в землю, а учителя – выпускают в жизнь». Так вот, чтобы было меньше ошибок, должна быть стабильность. Пореже должны меняться программы и учебники, а инновации должны вводиться очень осторожно. Понятно, что современный образовательный процесс должен подстраиваться под стремительно меняющуюся реальность, частью которой являются и компьютерные технологии, и электронные дневник и журнал. И все-таки главное – чтобы из школы никогда не уходили мудрость и доброта.

 

Беседовала Ирина Александрова

 

 

 

Прочитано 722 раз