Пятница, 26 августа 2016 08:05

Счастье – что-нибудь создавать

Наш сегодняшний гость – предприниматель Максим Зайчиков, ставший обладателем премии «Наше Подмосковье-2014» и участник конкурса в номинации «Зеленый регион» в году нынешнем. Проект, которым он занимается вместе с двумя своими братьями, направлен на решение очень важной проблемы: переработку органических отходов. Агрохимикат, производство которого налаживают сегодня братья Зайчиковы, может помочь не только избежать  загрязнения окружающей среды, но и будет весьма полезен в строительстве и восстановлении нарушенных земель.

Между тем, Максим, являющийся сейчас общественным экологом Минприроды Московской области, занялся этой темой совершенно для себя неожиданно.

– Все получилось случайно, –  рассказывает автор проекта. Однажды я пытался ответить на вопросы своих детей о том, что за растения нас окружают и как они появляются. Чтобы объяснить им все, стал читать книги на эту тему и увлекся. Ведь действительно интересно!  Откуда почва?  Почему ничего не растет? Что такое тяжелые металлы? Даже занялся вермикомпостированием, стал червяков разводить на огороде, чтобы посмотреть, получится биогумус или нет. Не получился: все черви убежали. А жена спросила, не сошел ли я с ума. «Нет, – говорю, – мне интересно!». Так постепенно, постепенно и дошло до того, стал я общественным экологом Минприроды Московской области.

 – И получили губернаторскую премию как участник проекта «Наше Подмосковье».

 – Получили. И благодаря губернаторской программе познакомились с «Воскресенскими минеральными удобрениями». Перелистывали как-то интересные проекты и увидели проект «Лесобиологическая рекультивация» по озеленению горы отходов фосфогипса. Химкомбинат покрывает ее специальным органическим слоем, и сегодня она уже вся в зелени. А со временем, думаю, там можно будет и лыжную трассу сделать. Это очень интересно.

Когда мы познакомились с начальником технического отдела химкомбината Владимиром Евгеньевичем Мироновым, он устроил нам мини-экзамен часа на полтора, чтобы удостовериться в том, что мы действительно понимаем то, о чем говорим. Когда удостоверился, одобрил наше дело, дал ценные советы и стал помогать. Наша основная задача – переработка органических отходов в плодородный материал, который можно использовать при определенных технических условиях в зеленом строительстве, при устройстве дорожных откосов, рекультивации полигонов ТБО и так далее.

 – Идея отличная! А что за технология? Вы ведь, получается, экологи не профессиональные?

 – Не совсем так. По профессии я инженер автомобилист. Но когда стал заниматься этим вопросом, обратился за помощью к специалистам факультета почвоведения МГУ. Мы познакомились, они сделали для нас некоторые анализы, посоветовали нам литературу, рассказали о том, какие опыты в этой области уже ставили в 90-е. Постепенно мы глубже вникли в тему и серьезно расширили связи со специалистами.

Последние полевые опыты проводили совместно с Россельхозакадемией им. Прянишникова. Делали специальные делянки ( 9 больших грядок), контрольной земли, вносили агрохимикаты  с необходимыми пропорциями отходов (осадки сточных вод, торф, гуминовые кислоты) и высаживали в нее определенный вид травы и овса. Затем специалисты наблюдали, в каких группах рост больше и на сколько процентов.

Профессора, которые с нами работают, испытали большое воодушевление. Говорят: «Пятнадцать лет к нам никто за этим не обращался, и вот, наконец, нашлись люди!».

Всю губернаторскую премию мы пустили на лабораторные анализы. Провели токсикологическое исследование. Пытаемся создать свой агрохимикат, который будет полезен.

Для производства заказали в Финляндии сортировочно-дробильный ковш. Это довольно большой агрегат, похожий на мясорубку. Он вешается на 30-тонный экскаватор, включается гидропоток,  масса отходов начинает проходить через него и получается однородный «фарш» с определенными биологическими показателями.

Но важно не только произвести продукт, но и зарегистрировать его. А для этого необходимо пройти  Государственную экологическую экспертизу, получить кучу заключений. Ровно столько же, сколько требуется на сложные удобрения химкомбината.

 – А что за отходы Вы перерабатываете?

 –  Есть  племзавод «Ульянино», который выращивает крупный рогатый скот и имеет проблему утилизации навоза. Есть различные водоканалы, водоочистные сооружения. А осадки сточных вод – это практически органика, и  у нее колоссальная перспектива продолжить жизнь в качестве минерального удобрения. У нас есть необходимые мощности, и мы планируем поставить производство, которое будет перерабатывать отходы и снова пускать в оборот. Но для этого надо соблюдать технические регламенты и главное – убедить людей в том, что этим действительно стоит заниматься.

Сейчас в Бронницах строится по губернаторской программе спорткомплекс с бассейном, и мы будем проводить там озеленение с использованием нашего агрохимиката «Почвогрунт ульянинский». Для эксперементального озеленения мы дадим его бесплатно. Если состоится строительство ЦКАДа, надеемся заняться устройством дорожных полос.

Занимаясь переработкой, мы столкнулись с тем, что местные жители и власти воспринимают нашу деятельность с тревогой. Ведь отходы, естественно, не совсем приятно выглядят. Но в результате получается хороший продукт. Поэтому мы создали сайт, где подробно рассказываем о своей работе, выкладываем фотографии, чтобы любой мог посмотреть.  

 –  Вы планируете привлекать ближние сельхозпредприятия, которые заинтересованы в освобождении от отходов?

 – Хотим попробовать. Ведь для них это тоже большая проблема. Куда можно деть такое количество навоза, которое образуется на ферме? А тут получается действительно хорошее удобрение. Буквально неделю назад мы закончили испытание нашего почвогрунта, и прибавка к урожаю была 65% центнера на гектар. Это очень хороший результат. Теперь отдали в лабораторию на анализ. Смотрим, что в растениях образовалось по тяжелым металлам, по пестицидам, азоту.

 Планируем использовать и отходы Воскресенскских минеральных удобрений. Тот же фосфогипс можно применять для повышения плодородности почвы при определенной кислотно-щелочной среде. А сейчас мало, кто этим занимается.

 – Эта деятельность является для Вас выгодной?

 – С точки зрения бизнеса мне это прибыли пока не приносит, но все еще впереди. А с точки зрения морального удовольствия уже сейчас дает очень многое. Мы, Зайчиковы – бронницкие.  А город наш купеческий издавна был славен традициями благотворительности и вложением капитала в общественно полезные дела. Считаю, что так и должно быть.

 – Семья Вас поддерживает?

 – Поддерживает. Жена знает, что мы упертые. И если за какое-то дело взялись, то доведем до логического конца. Либо положительного, либо осознаем, что настал тупик и продолжать бессмысленно.

На данный момент у нас очень много сложностей и с оформлением документов, и с бюрократическим аппаратом. Никто не понимает, зачем это надо. Всем приходится разжевывать. А что непонятного? Вот есть у вас нарушенные земли, с которых выбрали песок – хорошо, если получилось озеро. А если нет – начнут закидывать мусором.   Можно, конечно привезти чернозем из Рязани, а в Рязани что останется, яма? Не лучше ли провести рекультивацию на месте.

 – И все-таки эта деятельность дает счастье?

 – Жить интересно! Приезжаешь и начинаешь смотреть, расплодились у тебя червяки, которые должны отходы кушать и биогумус выделять, или опять злодеи убежали. Нашли институт в Серпухове, который занимается проблемой вермикомпостирования, будем сотрудничать. Есть некий природный круговорот, который надо понять и использовать.

Для меня счастье – что-нибудь придумывать, создавать. Это гораздо дороже приобретательства. А как только какое-то дело доведено до завершения, сразу становится скучно, и хочется скорее взяться за что-то новое. Это у нас у всех троих братьев в крови. Движение – жизнь, и по-другому никак.

 – А Ваши дети?

 – Дочке пока всего два года, а сыну – восемь. Я его уже сажал на самосвал и на экскаватор – пускай приучается. Дали поработать под присмотром. Заработал 200 рублей и просится еще. Будет постарше – буду привлекать к работе.

 – Вы хотите ввести его в семейный бизнес?

 – Нет, пусть просто занимается делом и приучается к труду. А кем ему быть, сам решит. Я бы, наверное, хотел, чтобы он стал врачом либо ученым.

 – Почему именно врачом?

 – Мне очень нравится эта профессия, нравится спасать людей. Когда мне было 12 лет, умер мой отец. Если бы ему грамотно оказали первую помощь, он был бы спасен. Поэтому сейчас мы приглашаем врачей и обучаем первой помощи наших водителей.

 – Какие еще у Вас есть интересы?

 –Нас с братьями часто называют инопланетянами именно из-за широкого круга интересов.

Один брат – мастер спорта по каноэ. Второй – профессиональный спортсмен и профессиональный рыболов. Я увлекаюсь музыкой. Окончил музыкальную школу, потом учился играть на барабанах. Сейчас привез в офис ударную установку и играю по вечерам, когда все сотрудники расходятся по домам. Очень помогает снять стресс.

Что-то создавать непросто. Особенно трудно пройти через огромные бюрократические барьеры. Мы, занимаясь нашим проектом, только на мучительное оформление бумаг три года потратили. Если бы я знал об этом, кажется, и не взялся бы ни за что. И это при том, что мы профессионалы, знаем что и как.

Думаю, таким вещам надо молодежь в институтах обучать. Читать студентам «Практическую лекцию», или сделать мини брошюрку с темами и алгоритмом действий по пунктам: «Выделение земли», «Регистрация бизнеса», «Экологическая составляющая»…Хорошо бы и телефонный справочник в помощь бизнесмену с номерами организаций, готовых проконсультировать по насущным вопросам.

Заниматься созданием производства – тяжелейший труд. А помощи пока нет.

 – Бизнесмены с грустью говорят, что работать в России – либо разориться, либо в тюрьму сесть.

 – Это во многом справедливо. Приезжает с проверкой определенная структура, и вот парадокс: за отсутствие разрешительной проектной документации (серьезнейшая работа) штраф 20000 рублей. А за то, что контейнер ТБО стоит не на том месте, штраф 100 000. Для мелкого предпринимателя это равносильно самоубийству.

С точки зрения экологического законодательства у нас предусмотрена презумпция виновности. И это нормально, потому что любое предприятие по умолчанию оказывает негативное воздействие на окружающую среду. Поэтому нужно насаждать культуру производства, постоянно напоминать, и со временем все привыкнут.

Нам может показаться удивительным, но немцы, перед тем как заняться бизнесом, делают экологические изыскания. Берут анализы всей почвы, воды. И если понимают, что их предприятие окажет экологический вред, который обернется потом огромными штрафами, отказываются от проекта, несмотря на идеальные экономические условья. У нас так пока никто не поступает.

Сейчас хотим поехать в Германию, познакомиться с их опытом, перенять самое ценное, чтобы сделать у нас еще лучше.

 –Вы верите в расцвет нашей экономики?

 – Я верю в наших людей. Бывает, конечно, что руки опускаются, но надо ставить задачи и идти к цели. А по поводу тех, кто мешает работать – добро должно быть с кулаками. Надо знать свои права и учиться их отстаивать. Никто не изменит нашу жизнь кроме нас самих.

 

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 1140 раз