Четверг, 11 июня 2015 13:15

Три дня под Сталинградом

В прошлом году воскресенский поисковый отряд «Рубеж-2014» имени героя Советского Союза П.В. Стрельцова вышел на свою первую Вахту Памяти. Собственно, из названия отряда понятно, что он создан совсем недавно и только набирается опыта работы. Наверное, стоит вспомнить историю организованного поискового движения в Воскресенском районе, которое появилось ровно полвека назад в 1965 году. Тогда образовался «Поиск-65» под руководством учителя физкультуры из поселка им. Цюрупы Геннадия Быстрова. На счету этого отряда тысячи перезахороненных останков советских воинов. Не так давно ушел из жизни Геннадий Андреевич, и его дело приостановилось. Но знамя воскресенского поискового движения подняли представители «Рубежа». Вырос отряд не на пустом месте, а стал своеобразным продолжением отряда «Воин» одноименного военно-патриотического клуба, руководитель которого Николай Хохлов – сегодняшний гость редакции газеты «Куйбышевец».

- Николай Юрьевич, любая работа требует финансирования. На что Вы рассчитывали, создавая поисковый отряд?

 - На людей неравнодушных. На тех, для кого история нашей страны – не пустой звук. На тех, кто понимает, что воспитывать молодежь нужно на примерах старшего поколения, в том числе на примерах героев Великой Отечественной войны.

Это, прежде всего, предприниматели. Кроме того, наше воскресенское отделение «Союза советских офицеров» тесно сотрудничает с местным отделением «Боевого братства». Вот так миром и решаем все вопросы.

Поисковую операцию, которую мы провели в мае этого года, нам, в частности, помог организовать Владимир Сергеевич Щука. Он экипировал нашу экспедицию палатками, спальниками. Полностью заправил наши машины бензином Владимир Петрович Горюнов.

 - Кто-то из состава отряда уже имел опыт поисковой работы?

 - Практически всем нам пришлось начинать с нуля. Первый выезд мы организовали в июле 2014 года. Это был пробный вариант. Тогда подняли останки восьмерых бойцов.

 - Дети принимали в нем участие?

 - Воспитанники нашего клуба всегда рядом с нами. Одна из сегодняшних задач: заинтересовать их поисковым делом. Рано или поздно мы сами уже не сможем этим заниматься, должна вырасти смена, которая продолжит дело. А продолжать его надо. То, что мы видим каждый год на Вахтах Памяти это подтверждает. Работы у поисковиков еще ни на один год. Взять ту же сталинградскую землю: она до сих пор вся из железа, и почти на каждом шагу останки солдат.

Правда, в прошлом году непосредственно до раскопок мы детей не допустили. Основной их задачей была организация походного лагеря. Сколько претензий по этому поводу нам пришлось выслушать! «Почему вы нам не доверяете?», - спрашивали они. В этом году после необходимого инструктажа уже все участвовали в работе. Мальчишек мы поставили на раскоп, а из девочек сформировали две эксгумационные бригады. Было приятно смотреть, как они работали: спокойно, уравновешенно. И с выезда они приехали, на мой взгляд, другими людьми, с более глубоким пониманием жизни.

Мобильный телефон, кстати, в том месте, где мы вели поисковые работы, не брал. Интернета тем более нет. Был один телефон, с которого можно в определенное время позвонить родителям. Все остальное время дети жили в экспедиции, как.. (пауза) как нормальные люди.

- Вашу поисковую работу кто-то координирует?

 - Мы являемся членами Межрегиональной общественной Ассоциации поисковых отрядов “Ратник”. Подаем туда заявку на проведение поисковых работ, а центральный орган ассоциации уже получает все необходимые согласования. В числе наших обязанностей, как членов ассоциации – участие в Вахтах Памяти всероссийского значения: Синявинские высоты в Ленинградской области, Заячья гора в Калужской области.

- Места раскопок Вы выбираете сами?

- Да. В этом году мы ездили под Дорогобуж Смоленской области и в Клецкий район Волгоградской области.

 - К Вашему отряду прикрепляются какие-то инструктора по поисковому делу?

 - Среди взрослых участников отряда практически все – офицеры запаса, имеющие специальную подготовку, в том числе, и при работе со взрывчатыми веществами. Мы также прошли специальные курсы по поисковой работе, где четко пояснили, что мы можем трогать, а что нельзя.

Большинство боеприпасов времен Великой Отечественной войны сегодня находятся в нерабочем состоянии. Но есть и такие, которые за семьдесят с лишним лет сохранили свои свойства. Как, например, взрыватели от бронебойных снарядов известной советской пушки-сорокопятки. Такие находки лучше не трогать.

 - Случалось находить такое?

 - Случалось. Попался как-то опасный снаряд калибра 120 миллиметров. Приехали подрывники, сгрузили краном специальный бронированный колпак, накрыли им снаряд и взорвали на месте.

Детей мы, конечно, до полного изъятия крупного металла из земли к раскопкам не допускаем. Их задача – поднимать останки солдат.

 - Какие боевые действия разворачивались на месте поисковой экспедиции во время Великой Отечественной войны?

 - Это небольшой хутор Перелазовский в юго-западной части Клетского района в полусотне километров от районного центра. В августе-ноябре 1942 года здесь шли жестокие бои. В хуторе располагался штаб румынской дивизии,  потому враг оказал ожесточенное сопротивление соединениям 21-ой армии генерал-майора Чистякова и 5-ой танковой армии генерал-лейтенанта Романенко. Первыми в Перелазовский прорвались танкисты. Они-то и понесли значительные потери. Населенный пункт был окружен советскими войсками, и противник бежал.

Перед началом раскопок мы изучаем карту боев, разговариваем с местными жителями, которые помнят те дни. Так, нам показали место, где лежит солдат, предположительно, водитель. Когда начали поднимать, то нашли останки четверых воинов, диск от автомата ППШ и магазин от снайперской винтовки. Скорее всего, это был снайпер.

 - Земля везде разная?

 - Легкой земли практически не попадается. В одних местах глина с мелом, в других – солончак. Был случай, когда в сентябре три человека в течение трех часов углубились всего на 15 сантиметров. Практически камень долбили.

Основная работа – это раскоп руками и небольшой лопаткой или ножом.

 - Основная удача поисковика – это медальон, в котором может храниться информация о погибшем воине. Есть ли такие находки в архиве Вашего отряда?

 - Во время экспедиции в станицу Клецкая мы нашли два медальона. Один оказался пустым, а во втором была записка. Правда, в плохом состоянии. Сохранились некоторые буквы имени и фамилии, а также места призыва. Сейчас занимаемся идентификацией этого солдата.

Бывают случаи, когда попадаются уникальные находки, по которым можно довольно быстро установить личность солдата. Так, одним из отрядов нашей головной ассоциации в прошлом году была найдена медаль «За отвагу». По номеру награды установили ее владельца.

Еще подняли подарочный портсигар, который жена, отправляя на фронт мужу, подписала своим полным именем. Просто удивительно, но оказалось, что эта женщина жива! С правнуками она приехала на церемонию захоронения. Это была такая картина, ради которой стоит жить!

 - Как Вы планируете продолжать поисковую работу?

 - Первая вахта у нас была по времени довольно короткая: всего три дня. Сейчас прорабатываем вопрос об организации длительного выезда дней на десять.

 - Туда же в Волгоградскую область вернетесь?

 - Конечно. Там есть точки, которые мы обозначили, но по времени просто не успели их отработать. Местные жители, увидев, что мы занимаемся поисковой работой, начали рассказывать нам разные истории времен войны. Во время последней поездки планировали поднять останки двух бойцов, а подняли десятерых. Там еще очень-очень много работы.

Еще хочу сказать, что идея создания отряда «Рубеж-2014» - это не просто поисковая работа. Это преемственность поколений. У нас в военно-патриотическом клубе есть отряд «Воин», который участвует в различных военно-спортивных соревнованиях. Но здесь существует ограничение по возрасту. А в клубе уже подрастают выпускники, тем, кому исполняется 17 лет. Они должны уйти из клуба? Ни в коем случае. Теперь они могут переходить в «Рубеж» и становиться инструкторами.

 - У нас в районе несколько военно-патриотических клубов. В каких вы отношениях друг с другом?

 - Они знают, что мы есть, мы знаем, что они есть. На этом практически все заканчивается. С руководителем того же «Аквариума» я в прекрасных отношениях, но так получается, что  каждый из нас идет своим направлением. Выходит, что мы, вроде как, конкуренты... Но в патриотическом воспитании конкуренции не должно быть. Это не бизнес…

 Беседовал Альберт Понасенков

Прочитано 847 раз