Пятница, 12 декабря 2014 07:47

И жить торопится, и чувствовать спешит!

Где взять время, чтобы все успеть? Этот вопрос, кажется, стал главным у наших современников. Но вот перед нами человек, который им не задается, а просто активно занимается всем, что интересно.
И уже столько всего успел в свои 22 года, что просто диву даешься. В гостях у «Куйбышевца» Ольга Бурлуцкая – певица, студентка Академии Музыки имени Гнесиных, лауреат многочисленных областных и всероссийских конкурсов, участница популярных телевизионных проектов, руководитель воскресенского отделения Молодежного экологического движения «Местные» и прочее, прочее, прочее…  И первый вопрос, конечно же, о проекте телеканала «Россия» «Артист», участницей которого недавно стала наша землячка.

– Ольга, легко ли было попасть на проект?

– Как ни странно, на проект я попала очень просто. В московской творческой тусовке всегда хорошо известно, где какой будет кастинг, и знакомые уговорили меня пойти попробовать. Я решила: пойду, но особо надеяться не буду. Оделась очень просто, краситься не стала…  И вот прошла! Оказалось, там все по-честному.  И когда это случилось, наступила такая эйфория!

– Как шла подготовка к эфиру?

– Времени  было мало, всего неделя, и работа шла очень напряженно.
Режиссеру Алану Бадоеву хотелось добиться идеальной картинки,  и мы делали полный прогон  шесть раз подряд. В ответ на какую-то ошибку он кричал: «Все! Ты проиграл!».  И это, конечно же, не помогало побороть напряжение. Но команда, работавшая на проекте,  была отличная. Занимались с нами четыре раза в неделю по два часа. Серьезно работал психолог. У меня была замечательная редактор, которая, как вторая мама, всегда звонила, заботилась, ухаживала, приносила поесть.
Участников много,  у каждого свое видение песни, которую он исполняет, и все это надо было постараться донести до дирижера. Многим из нас это так и не удалось из-за нехватки времени. В том числе и мне. У меня песня началась с проигрыша. Дальше последовали три минуты вокала без единой паузы. Перед рэпом я едва успела схватить воздух. К тому же выступать первой вообще очень тяжело. И когда передо мной поднялась стена, я испытала необыкновенное счастье - эмоции буквально захлестнули! Я до сих пор нахожусь под впечатлением от проекта.
Поразило еще и ощущение семьи, чего я не встречала ни на одном конкурсе. Все очень подружились.  До сих пор могу в любой момент позвонить своим фотографам или оператору, который мне снимал профайл. И они, если надо, обязательно чем-нибудь помогут.  И так у каждого участника. Мы до сих пор видимся в Москве, перезваниваемся, интересуемся делами друг друга, ходим друг к другу на концерты.  Знакомые, которые участвовали в проекте «Голос», говорят, что там такого нет.

– А Ваши знакомые участвовали в «Голосе»?

– Конечно! Там есть те, с кем я  в 2007 году участвовала  в проекте «СТС зажигает Суперзвезду». Спустя семь лет люди, которым  сейчас по тридцать, например, Настя Спиридонова с первого «Голоса», Андрей Лобжанидзе, оказались в проекте Первого канала.  Они очень талантливые, но путь у каждого не простой.

– Как случилось, что мы Вас не увидели во втором туре?

-  После первого шоу канал неожиданно решил, что надо срезать число участников. Это произошло из-за нехватки эфирного времени. И вышло так, что я не прошла по баллам. А многим повезло еще меньше: выучив песни, люди вообще не попали в эфир. Я пережила это очень тяжело. Один день  позволила себе пострадать и поныть. Все друзья и родные поддерживали и жалели меня. А теперь я даже думаю, что, может, все к лучшему. Ведь иногда лучше уйти так, чем проиграв. Сейчас люди пишут на моей страничке: «Как жаль! Мы за вас переживаем». Это очень приятно. Спасибо им большое.

– После первого успеха появились мысли  побороться за победу?

– Появились, но видно так судьбе было угодно. И все равно, зная, сколько людей приходило на кастинг, я говорю спасибо, что попала в эти 45 человек, и что передо мной поднялась стена. Это успех!

– Продюсеры не обещали потом какие-то концерты?

– Нет. Но сейчас после проекта меня очень много приглашают и на концерты, и на презентации. Недавно пригласили экспертом на передачу к Александру  Гордону. Рядом со мной на программе сидели известные люди. Появилось новое ощущение: твое мнение интересно не только тебе и твоим родителям, а широкому кругу людей.

– А в институте как отнеслись, когда увидели Вас по телевизору?

- На нашей кафедре сольного народного пения всех очень позабавило мое выступление с популярной композицией «PriceTag». Но я всегда придерживалась той точки зрения, что народное пение – это не только фольклор. В нашем мире нельзя быть узконаправленным. Во времена Руслановой или молодой Зыкиной все было по-другому. А сейчас узкая направленность не прибавляет бонусов артисту.  На эстраде есть Бабкина, Кадышева, Девятова. И вряд ли они захотят потесниться.
К тому же я не принимаю фольклор в современной обработке. Эти песни надо исполнять либо под балалайку и баян, либо никак. Я очень люблю русскую народную песню и  никогда не брошу. Но и хорошую эстраду я тоже люблю, песни Александры Пахмутовой, многих других  советских композиторов.  Их тоже надо уметь исполнять. Это - школа! А если всю жизнь петь только фольклор, тебе никогда не спеть, например, «Нежность».

– Вы собираетесь развиваться в разных направлениях?

– Да. У меня так и получается. Так вышло, что мой педагог в Гнесинке – Владимир Алексеевич Бурлаков - он просто гениальный. Сам пишет песни совершенно народные по звучанию, но в то же время концептуальные и с необычным образным оттенком. Замечательный современный человек, философ, занимается йогой. Благодаря ему мы научились адекватно воспринимать жизнь.

– И что он сказал об участии в проекте «Артист»?
 
– Он был за меня очень рад потому, что одобряет любые эксперименты, кроме одного: по его мнению, исполняя народную песню, необходимо придерживаться классической школы народного вокала. И здесь я с ним заодно.

– Это Ваша суть, которую будете нести по жизни?

– Да, и мне все равно, кто и что об этом думает.  Я уже достаточно взрослый сформировавшийся человек, к тому же я много лет в молодежной политике, которая научила меня верить в себя, не падать духом, столкнувшись с неприятностями, не спешить отчаиваться. Ведь что ни говори, а творческие люди – это обладатели чувствительной психики и тонкой душевной организации. Творчество субъективно. И ради каждого меняться нельзя. Так можно и себя потерять.
После проекта мне писали очень многие. Одни говорили, что им очень понравилось, другие, что я не умею петь. Ну и что! О кей! Пройди кастинг, выйди на сцену и покажи мне как надо,  вот это будет разговор. А я такая, какая есть.

– А что это была за попытка стилистов Вас переделать в проекте канала СТС, и как Вы на нее согласились?

– Да, была такая история. Участие в этом проекте предложили люди, которые знают меня, как человека, работающего в молодежной политике. Они нашли и показали стилистам мои фотографии с субботников, где я запечатлена в соответствующей одежде с граблями в руках. Те и восприняли меня соответственно. Это вообще очень забавно, приезжаешь в город, идешь встретиться с друзьями в техникум, где много активистов нашего движения «Местные», и тут тебя кто-нибудь встречает и говорит: «Оля, как ты можешь забросить пение! Ты только и делаешь, что лазаешь по свалкам!». Люди всерьез считают, что если я не пою в городе, а участвую в субботниках, то у меня не может быть карьеры. А у меня в Москве концерты, и все время расписано.  Только что пела на областном мероприятии, посвященном битве под Москвой. Мероприятие устраивал губернатор, приехали высокие гости. Так что  не надо отождествлять мою деятельность исключительно с уборкой свалок. 

– Так о Париже…

Все было очень быстро. В среду пригласили, в субботу я улетела. Стилисты предполагали переделывать дурнушку, а я радовалась возможности увидеть Париж.  В проекте снимались сразу пять девушек. Более трех недель мы жили в шикарной гостинице, в двух минутах от Лувра и сада Тюильри. Посмотрели весь город, а что касается изменения стиля, меня постригли и переодели. Но, как говорил наш стилист Гуляев, до преображения я была лучше. «У тебя есть вкус, ты прекрасно выглядишь. Зачем?». Наверное, ради Парижа. А волосы – не зубы, отрастут.

– В каких областных проектах принимаете участие в рамках молодежного движения?

– Есть крупный проект «Живые картины». Раз в полгода в центре Москвы оживают известные картины: «Три богатыря», « Аленушка»... Мне довелось побыть Дамой  с собачкой и русской крестьянкой. На уровне области сейчас очень много делается для повышения  уровня культуры молодого поколения.
Работая в молодежной политике, могу сказать, что молодежь стала более умная. События, которые происходят со страной, многих коснулись лично, поставили всех перед необходимостью разобраться в происходящем, и подумать о своей гражданской позиции. Мы сейчас много говорим об этом с активистами движения.

– Много времени забирает общественная деятельность?

– Сейчас вообще вершина моей загруженности. Я заканчиваю учиться, пишу диплом. При этом, в Москве у меня получается по одному крупному мероприятию в неделю. Концерты, презентации… То центр Славянской письменности приглашает, то Московский дом национальностей, то различные крупные творческие центры. Некоторым нравится, как я открываю галереи. Да мне и самой нравится! За последний год я открыла целый ряд художественных выставок. Часто просят спеть. Так что жизнь полна событий.

– Процесс Вашего образования закончится с написанием диплома?

Пока да. Пока позволяет возраст и есть силы, постараюсь заняться артистической карьерой. А потом возможно вернусь к учебе и получу какое-то не связанное с музыкой образование. Высшее образование в нескольких областях делает человека более глубоким.

- Родители воспринимали Вас в детстве как артистку? Ставили на стул для исполнения песен?

– Никогда. Просто любили. Мне и сейчас не нравится, когда в гостях начинается «Оля, спой!».  Я хочу быть просто гостем. На сцене – все для людей. А среди близких хочется уюта и тепла. Хотя  петь очень люблю, и мне не в тягость.

– Есть у Вас какая-нибудь особо памятная история?

– Меня устраивает вся моя жизнь. И Париж, и учеба в Гнесенке, и работа в «молодежке», и проект «Артист». Жизнь сама по себе – счастье!

– Не устаете? Учеба, артистическая деятельность, общественная работа?

– Ну! Пока я молодая и нет семьи, надо заниматься всем. А потом буду думать, как распределиться, и чем пожертвовать. Одно знаю точно: я никогда не перестану петь!
 

Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 1203 раз