Понедельник, 28 июля 2014 16:26

Тур Хейердал сказал, что у него все в порядке

Он не стал милиционером, как хотел его отец. Он не превратил юношеское увлечение радиотехникой в дело всей своей жизни. Зато подаренная ему однажды дядей гитара стала определяющей в дальнейшей судьбе. Пройдя интересный путь по вершинам отечественного шоу-бизнеса, Рашит Киямов спустился «на землю» и стал директором Дворца культуры «Цементник» что в южной части города. 
- Музыка пришла в мою жизнь позднее, - рассказывает Рашит Исламнурович. – В далеком  детстве я хотел, скорее всего, походить на родителей. Папа мой работал в линейном отделении милиции на станции «Воскресенск». Мама тоже имела отношение к железнодорожному транспорту. Все мое детство даже территориально было связано с железной дорогой: я засыпал под стук колес проходивших рядом с домом составов, и просыпался под эту же «музыку». Когда мы переехали на поселок Белоозерский, то долгое время не могли привыкнуть к новой квартире – там было тихо! Наверное, я думал, что буду или милиционером, или железнодорожником.
Потом в моей жизни появился радиокружок. Я как-то сразу с головой погрузился в это увлечение. У нас была коллективная радиостанция со здоровенными антеннами. Жители близлежащих домов ругались, что мы не даем им телевизор смотреть – помехи были.
- Чем же Вас привлекало радиолюбительство?
- Это было интересно. Сначала ты связываешься с такими же радиолюбителями в своей стране, потом выходишь за границу и начинаешь общаться со всем миром.
- За идеологическим аспектом занятий кто-нибудь следил? Все-таки, Советский Союз, «железный занавес»...
- Конечно, следили. Категорически запрещено было связываться с Израилем, ЮАР. Но нас политика мало интересовала. Интерес был в другом. Помните экспедиции Тура Хейердала? В его путешествиях группа всегда имела радиостанцию. Связаться с таким известным человеком было очень престижно.
- И связывались?
- Наш коллектив выходил с экспедицией Хейердала на связь. Потом в подтверждение этого факта нам пришла специальная открытка. Сеанс связи был очень короткий: вы представляете, какая там очередь стояла на радиоконтакт с экспедицией?! «Здравствуйте. Слышимость хорошая. Разборчивость хорошая. Все в порядке», - собственно так…
- Когда же в Вашей жизни произошел поворот от техники к творчеству?
- Надо сказать, что семья у меня была музыкальная. Папа отлично играл на гармошке. Был даже случай, когда он выступал в союзном концерте ко Дню милиции, и его показывали по Центральному телевидению.
Папа всегда был душой компании, человеком открытым и позитивным. Когда приезжали многочисленные родственники, он брал в руки инструмент и наигрывал веселые татарские мелодии. Наверное, восточные люди все музыкальные.
Те же родственники подарили мне первую гитару. Помню, дядя приехал ночью и привез инструмент. Спать я, конечно, не мог, взял в руки гитару и провел по струнам. Это божественное ощущение льющихся звуков запомнилось на всю жизнь.
Правда, папа всегда говорил мне: «Рашит, иди в милицию, у тебя хорошие данные – следователем станешь». Но тогда я уже захотел заниматься музыкой. Пошел в школьный ансамбль.
- Начали отращивать длинные волосы, чтобы солиднее смотреться на сцене?
- Не без этого (улыбается). Потом я приехал в город к Спартаку Николаевичу Чубареву, который руководил музыкальным клубом «Лира». Мы с одноклассником Алексеем Клинко далеки были от того уровня, который существовал в клубе, но, видимо, коллективу нужна была «молодая кровь», и нас приняли. Мы быстро подтянулись и начали играть на танцах, выступать в концертах. Даже зарплату небольшую получали.
- На танцплощадке иногда вспыхивают потасовки. Какой кодекс поведения музыканта был у вас в таких случаях?
- Я лет десять потом работал в ресторане, и таких случаев было не очень много. Если вдруг вспыхивала драка, то мы всегда останавливались. Нельзя же играть, когда бьют человека!
Хотя потом я узнал, что были и такие места, где музыкантам при драке полагалось играть еще громче и азартнее, подогревая ситуацию. Но у нас такого никогда не было.
- Творчество привело Вас, будем говорить, на вершину российской эстрады. Каков шоу-бизнес изнутри?
- Во время работы в команде Витаса бас-гитаристом с 2001 по 2007 годы мне случалось встречаться со многими известными людьми: певцами, продюсерами, музыкантами. Мы, конечно, больше общались в своей «музыкальной» среде, интересовались инструментами друг друга, какими-то тонкостями профессии. По моим ощущениям, большинство скандалов, которые раздуваются в прессе – рекламные трюки. В реальности все понимали, что они – представители одного цеха, и общались друг с другом совершенно адекватно.
Мы побывали с гастролями во многих странах. Неизгладимое впечатление у меня оставил Китай. Огромные залы по пять-семь тысяч зрителей, просто фанатичный прием, афиши с изображением музыканта, занимающие целую улицу – такого я не встречал больше нигде. Потом очень хотел поехать просто в качестве туриста в Китай. Пока не получается.
- А во время гастролей не удается посмотреть страну?
- Тот, кто думает, что гастроли – это сплошное веселье и гулянки, ошибается. Вы же понимаете, все умеют считать деньги. Поэтому гастрольный график составлен очень плотно – концерт, переезд, концерт, переезд… Иногда жизнь даже не успевает за нами. Был такой случай при переезде в Тайвань. Прошли мы одну таможню, а на другой нам говорят, что у нас нет разрешительных документов для въезда в страну. Нелегалы мы! Оказалось, что принимающая сторона просто не успела сделать нужные документы. Весь наш коллектив вместе с продюсером Сергеем Пудовкиным и Витасом посадили в «обезьянник». Мы просидели там часа три или четыре. Познакомились с местными нарушителями закона, которые тоже там находились… Когда во всем разобрались, то принесли кипу бумаг – листов по сто каждому, где надо было расписаться. Я начал подписывать. А подпись у меня – не просто закорючка, а довольно витиеватая. Когда Пудовкин увидел это, то он не знал, то ли смеяться, то ли плакать. «Рашит, - говорит, - ты с ума сошел!!! Мы с твоей подписью тут еще полдня просидим!!!». Когда я менял паспорт, то всерьез подумывал о том, чтобы поменять подпись. Но потом оставил все как есть…
- Какими были первые впечатление от Дворца культуры «Цементник», директором которого Вы стали?
- Помню, мы зимой ходили в шубах – было очень холодно. Надо сказать, что за последние годы при помощи руководства города и района нам удалось сделать очень много: мы поменяли полностью все системы тепло- и водоснабжения, доделали кровлю, поставили новые окна. Хотя, работы еще много. Я у себя дома не могу сделать ремонт, потому что все время думаю о том, что еще надо сделать во Дворце. Все время проходит на работе. Хотя, я – человек восточный, поэтому должен жить во дворце. Вот я там и живу! (смеется).
Я понимаю, что надо вкладывать деньги во все направления жизни и деятельности человека. Но без вложений в культуру, в истоки духовности все остальные затраты будут бесполезными. Совершенно откровенно хочу сказать, что в этот Год культуры мы чувствуем поддержку власти как никогда. Я бы даже не стал делить в этом плане городскую власть и районную. Везде, куда я обращаюсь со своими вопросами, нахожу взаимопонимание.
- Неужели совсем нет свободного времени, чтобы взять в руки гитару – тряхнуть стариной?
- У нас в городе живут удивительные творческие люди. Когда начинаешь с ними общаться, то поневоле втягиваешься в атмосферу созидания чего-нибудь интересного. Есть два соавтора, с которыми я сотрудничаю - Сергей Леонтьев и Марина Кабанова. Мы вместе сочинили «Гимн Воскресенску»:  очень теплый, «домашний» текст написал Сергей Леонтьев. Для налоговой инспекции песню сделали. Для госавтоинспекции - тоже. Гимн КБ «Химмаш» - вместе с Леонидом Дудиным.
Когда появляется свободное время, конечно, хочется чего-нибудь эдакое сотворить. Вчера, например, мы были у Рината Ибрагимова. Он создает программу с национальным уклоном. Мы написали пару песен, и, может быть, в этом проекте поучаствуем.
Не зря же говорят, что человек создан по образу и подобию Творца. Поэтому желание творить – оно естественно. Когда ты творишь, то, я думаю, ты подключаешься к каким-то неземным источникам энергии, которые тебя питают.
- Скоро – День строителя. На коллектив «Цементника» ляжет основная нагрузка по празднованию. Чем можно сегодня можно удивить воскресенцев?
- Сегодня, кажется, что людей уже ничем не удивишь. Но это не так. Во-первых, живой звук. Когда выступает наш духовой оркестр, кстати, единственный в городе, это нравится всем без исключения. Старшее поколение возвращается в свою молодость, а дети, которые сейчас слушают электронную музыку, получают от оркестра массу неизвестных им эмоций. После некоторого оцепенения начинают отбивать ритм, пытаются дирижировать...
Я понимаю, что сегодня – непростое время для бизнеса. Бюджет праздника будет ограниченный. Поэтому считаю, чем тратить все деньги на какую-нибудь бывшую «звезду», лучше сделать красивое и масштабное зрелище, чтобы люди ушли с праздника в хорошем настроении. Всегда нам это удавалось, надеюсь, и в этот раз все получится.
 

Беседовала Ирина Зайцева
Фото из личного архива Рашита Киямова

Прочитано 1450 раз