Четверг, 31 октября 2013 16:41

Радость - дарить людям зрение

Шестнадцать лет возвращает людям радость жизни Ильдар Камалов. В небольшом уютном кабинете заведующего офтальмологическим отделением 1-й районной больницы много икон и картин. Ильдар Нуретдинович вовсе не заядлый коллекционер. В основном все это было подарено ему благодарными пациентами: пейзаж с видом на реку – от заядлого рыбака, самолёт-истребитель - от  военного лётчика…

Хозяин кабинета, несмотря на постоянную занятость, на встречу согласился, но при этом, беседуя, продолжал печатать  выписки из историй болезней, подписывать документы.
- Об этих работах можно  рассказывать долго, но самая памятная - морской пейзаж (показывает на картину, висящую над входной дверью). Однажды в отделение поступила девочка, воспитанница Хорловской школы-интерната с проникающим ранением глаза. Случай тяжёлый, но нам удалось не только сохранить  глаз, но и после нескольких удачных операций полностью восстановить все его функции. В знак благодарности директор детского дома  подарил мне это полотно, написанное им лично.
- Ильдар Нуретдинович, где Ваши родовые корни и как попали в Воскресенск?
- Я родом из Башкирии, есть там большой рабочий посёлок, называется Алегазово. Отец был военным, а мама врачом, долгие годы заведовала терапевтическим отделением местной больницы, где проводила большую часть суток, а я - с ней. Можно сказать, что вырос в больнице,  поэтому с детства думал, что стану врачом, хирургом. Мечта привела меня  во 2-й медицинский институт г. Москвы. Решение стать офтальмологом созрело на 4-м курсе, когда начали изучать болезни глаз. Увидел, как оперируют и решил, что  буду глазным хирургом.
После окончания ординатуры при МНИИГБ им. Гельмгольца меня пригласили работать в Воскресенск, в МУЗ МСП. Это произошло 16 лет назад, а уже через два года я  стал заведующим отделением и главным офтальмологом района.
- Как Вам работалось в то время?
- Жутко вспоминать! Технология была такая: брали в руки лезвие «НЕВА», отламывали режущую кромку и делали ею большой разрез глаза, через который оперировали. Меня это, честно признаться, просто шокировало, поэтому уже через месяц, получив первую зарплату, я поехал в Москву и купил набор алмазных лезвий для оперативного лечения.
- Что изменилось с тех пор?
- Сегодня операция производится без шва, называется  она - факоэмульсификация.  Оперируем все: катаракту, глаукому аномального развития, делаем лазерную пластику патологии переднего отрезка глазного яблока,  антиглаукомные лазерные операции.
Когда начинал работать, проводили примерно 150 операций в год – сейчас около 1000. Пациентов  очень много; едут к нам из соседних районов: Коломенского, Егорьевского, Раменского, из Рязани и даже из Москвы.
- В приёмной один из Ваших пациентов, приехавший из Коломны на контрольный осмотр, поведал, что  зрение потерял полностью: не мог даже разглядеть у своих ног любимую собаку. После операций на  глазах  в январе нынешнего года зрение восстановилось до единицы. Мужчина приступил к работе и сейчас ведёт полноценную жизнь. Счастливый исход - насколько он часто получается в Вашей практике?
- Стопроцентных результатов могло быть во много раз больше, но, к великому сожалению, иногда,  несмотря на все наши огромные усилия,  получаем и очень низкий результат по причине запущенности заболевания. Запущенное заболевание - это когда в глазах уже произошли необратимые изменения, медицина в таких случаях помочь бессильна. Можно привести такой пример: если на здоровую руку наложить гипс и снять его через год или два, то получим полностью атрофированную конечность. Так же под воздействием болезни происходит атрофирование глаза. В таких случаях испытываешь огромное сожаление! Я постоянно призываю всех: при первых замеченных изменениях в глазах обращаться к доктору, не теряя драгоценного времени. Очень жаль, что разрушена советская система профилактической медицины, позволявшая выявлять заболевания на начальной стадии.
- Офтальмология не стоит на месте. Успеваете за новыми веяниями в этой отрасли медицины?
- Давно мечтаю  освоить новые технологии оперативного лечения. К сожалению, все они связаны с материальными затратами, то есть с приобретением соответствующего оборудования, что пока мы не можем себе позволить. С новой техникой могло бы помочь участие в областных программах.
В настоящее время осваивать новые технологии  пока помогает одна коммерческая фирма. На безвозмездной основе она предоставляет нам в аренду операционный микроскоп и факоэмульсикатор - оборудование дорогостоящее.
-  Расскажите о Вашем коллективе.
-  Коллектив у нас слаженный, дружный! Высокопрофессиональные врачи: Константин Кривченков, Мария Гладилина. Средний медицинский персонал - это старшая медсестра Светлана Гарбузова, операционная медсестра  Светлана Янкина,  процедурная медсестра  Светлана Журавлёва, палатные медсёстры: Валентина Алексеенко,   Галина Букарева, Елена Гусева,  Наталья Приймак, сестра-хозяйка  Людмила Гуляева. Все исполнительные, аккуратные, ответственные, преданные своему делу люди, включая и младший медицинский персонал. Вы успели обратить внимание на то,  что у нас чисто и уютно, кормят больных вкусно. Хочу отметить, что сама специфика нашей работы требует от всех высокой квалификации.
Медицинские сёстры во время вынужденного отсутствия врача способны самостоятельно оказывать первую медицинскую помощь. Учитывая специфику  контингента больных, а это в основном люди пожилые, плохо видящие, плохо слышащие, с «букетом» различных хронических заболеваний,  персоналу отделения требуется огромное терпение, выдержка, самодисциплина, одним словом, любовь к своей работе. Не обладающие этими качествами у нас работать просто не смогут.
-  Я заметила, что у Вас очень строгая дисциплина.
-  Поддерживаем на должном уровне (улыбается). Меня приучил к ней отец, фронтовик, кавалер орденов Отечественной войны. Жаль, что мои родители рано ушли из жизни. Мне их очень не хватало…
-  Ильдар Нуретдинович, у Вас большая семья?
-  Жена, сын и дочь. Дочери Ирине 22 года, в следующем году заканчивает учебу в университете,  будущая  специальность - менеджмент.
-  А это сын? (Большой портрет симпатичного черноглазого мальчугана, стоящий на видном месте,  давно привлёк внимание).
-  Да. Сын, зовут Искандер. Назвал его так в честь Александра Македонского, ему 12 лет, спортсмен: занимается каратэ, увлекается, как и я, охотой и  рыбалкой. Хочет стать хирургом - офтальмологом, так что смена  подрастает. Моя жизнь будет прожита не зря.
- Ильдар Нуретдинович, что главное для Вас в работе?
- Радость – дарить людям зрение!
 

Тамара Курбацкая
Фото: Анатолий Захаров

Прочитано 2837 раз