Пятница, 25 января 2013 11:45

Возвышенность над действительностью

В минувшую субботу во Дворце культуры «Химик» Театр русского балета «Talarium et Lux» («Балет и свет») представил воскресенской публике гала-концерт «Шедевры мирового балета». Под музыку Чайковского, Рахманинова, Асафьева, Минкуса перед зрителями развернулся волшебный мир Искусства. После концерта «Куйбышевец» пообщался с одним из ведущих солистов театра Дмитрием Кожемякиным.
 
Дмитрий Кожемякин родился в Ижевске. В 2003 году окончил Башкирское хореографическое училище имени Рудольфа Нуреева. В 2003-2006 гг. работал в Башкирском государственном театре оперы и балета, где танцевал во многих репертуарных постановках и в премьерном спектакле «Ромео и Джульетта» (партия Меркуцио в постановке Ш.А. Терегулова). Также исполнял сольные и ведущие партии в спектаклях «Сильфида», «Золушка», «Кармен-сюита», «Аркаим». В 2006 году получил приглашение в труппу «Кремлевского балета» в качестве солиста, где исполнял много деми-характерных и вторых партий: «Эсмеральда» (Квазимодо), «Щелкунчик» (Король мышей), «Руслан и Людмила» (Черномор) и многие другие. Участвовал в спектаклях «Русские сезоны. 21 век» А.М. Лиепы, в гастролях Фонда Лиепы в Париже и Риге, работал со многими балетмейстерами: Ю.Н. Григоровичем, А.Б. Петровым, М.Л. Лавровским, В.В. Васильевым, Г.А. Майоровым, Ю. Сморигинесом и др. В 2009 году поступил в Российскую академию театрального искусства (ГИТИС) на балетмейстерский факультет, курс М.Л. Лавровского. Уже в первый год обучения стал лауреатом Конкурса балетмейстеров «Мария» имени Р.В. Захарова. Гастролировал более чем в 20 странах мира, участвовал в международных фестивалях балета.
 
– Дмитрий, расскажите немного о театре русского балета «Talarium et Lux», в труппе которого Вы состоите.
 
– У нас очень молодой коллектив, созданный только в 2012 году. Концепция его создания базируется на следующей идее: все спектакли, которые мы будем выпускать (а сейчас мы работаем над балетом «Щелкунчик»), будут проходить без декораций, зато будут адаптированы под мультимедийный контент. Классическая хореография советского балетмейстера Василия Вайнонена будет взаимодействовать с «живыми» декорациями. По существу, вместо декораций будут пять экранов, на которые пять проекторов будут проецировать мультимедиа.
 
– Не боитесь, что технические новшества будут затмевать привычное прочтение классического балета?
 
– Нет, мы ставим себе задачу, наоборот, по максимуму «высветить» хореографию, показать ее новые грани и возможности. Плюс, постановка будет специально адаптирована под мультимедиа, и анимация, по сути, будет только помогать, на глазах зрителей «оживляя» картинку и трансформируя ее.
 
– Над этой картинкой, наверное, трудились профессионалы или обошлись, скажем так, внутритеатральными силами?
 
– У нас есть замечательная девушка–режиссер Карина Шебелян. Она три года жила в США, работала с «Цирком Дю Солей», в частности, над их прошлогодней программой «Заркана», которую показывали и в Москве. Теперь Карина сотрудничает с нами, она и делает видео-контент и анимацию для спектаклей «Talarium et Lux».
 
– А кто автор такой новаторской идеи?
 
– Я горжусь, что состою в коллективе, который составляют исключительные профессионалы. Это касается и постановщиков, и художников по костюмам, и технических групп. Считаю, таким костюмам даже Большой театр обзавидуется! И большое счастье для нас, что «Talarium et Lux» возглавил Михаил Леонидович Лавровский, человек-легенда и яркая творческая личность. Он всегда прислушивается к новшествам, но четко осознает, где проходит тонкая грань между пошлостью и действительно хорошими нововведениями. Как он сам очень любит говорить: «Искусство – это возвышенность над действительностью». Поэтому все, что мы делаем и будем делать, связано с этим стремлением – возвыситься над действительностью.
Сергей Дягилев, организуя в начале XXвека «Русские сезоны» в Париже, параллельно пропагандировал гениальных художников, и не только русских – Серова, Коровина, Лансере, Бакста, Бенуа… Это была экспансия высокого искусства в целом. Так и в XXIвеке. Конечно, новые технологии обеспечивают некий процесс. Но мы ни в коем разе не будем делать вместо балета какую-то модель, на которую надо взирать из зала в 3D-очках. Надеюсь, что подобные решения будут востребованы у широкого круга публики, а не только у профессиональных ценителей балетного искусства. Людям наверняка интересно посмотреть на что-то новое, на трансформацию хорошо известного. Даже не сведущим в тонкостях хореографии. Надеюсь, что аудитория сильно расширится, и наш «Щелкунчик» станет не просто балетом, а целым явлением в искусстве.
 
– Сегодня Вы привезли в Воскресенск гала-концерт…
 
– Артист не может сидеть на месте. Он должен выходить на сцену, выкладываться по полной. Это обогащает творческий потенциал. Главная задача в нашем коллективе – чтобы каждый артист постоянно был востребован, чтобы он рос творчески. Параллельно готовя постановку «Щелкунчика», мы, естественно, ставим и гала-концерты, состоящие из признанных шедевров балетного искусства, всегда интересных зрителю.
 
- Как Вам воскресенская публика?
 
- Очень хотел бы поблагодарить за безумно теплый прием. Поверьте, это очень чувствуется. Общение со зрителем, по сути, идет на флюидах – когда ты отдаешь что-то в зал, а зал подпитывает тебя, и такой диалог приводит к еще более хорошему исполнению.
 
– Дмитрий, немного о себе. Почему именно балет?
 
– Родители отдали меня в балетную студию в моем родном Ижевске. Это и послужило толчком для моего дальнейшего хореографического образования. Родители постарались вложить любовь к искусству, и постепенно я сознательно увлекся балетом. Во-первых, я серьезно развивался физически, и потом – мне просто было интересно, как тут все устроено, в силу какой-то детской пытливости, наверное. Мне не хватало времени на, как сейчас говорят, тусовки, у меня была своя, своеобразная жизнь. При этом я был обычным ребенком – часто играл с друзьями в футбол во дворе, скажем… Но основная моя «вторая» жизнь, помимо школы, все-таки была посвящена хореографии. Мое счастье, что сейчас, уже выступая ведущим солистом и в Уфимском театре, и в «Кремлевском балете», я пришел под начало Михаила Леонидовича Лавровского, своего же педагога в Российской академии театрального искусства, чем очень горжусь. Наш творческий тандем сложился какими-то неожиданными путями, но мы были безумно этому рады…
 
– Откуда у артистов балета берется такая легкость в движениях? Грубо говоря, спортсмен может прыгнуть и выше, но у атлета, взлетающего над планкой, балетной легкости обычно нет и в помине… Как она нарабатывается?
 
– Каждодневным трудом в балетном классе. У нас есть урок классического балета, и каждый день в 11 утра или раньше, мы делаем станок, середину, экзерсис у палки, прорабатываем всю лексику классического танца. Это как «Отче наш» в балете, невозможно станцевать более-менее серьезный номер, если ты не позанимался перед этим классическими упражнениями. Каждую мышцу и связку своего тела ты тренируешь каждый день. Это – азы.
 
– В советские годы наша страна была «в области балета впереди планеты всей». Как, по Вашему мнению, ситуация обстоит сейчас?
 
– Я считаю, что русский балет со времен Императорских театров 80-х годов XIXвека вышел на передовые позиции, которые сохранял и после дягилевских антреприз, и в советский период, когда достижения в балете в народном фольклоре, действительно, приравнивали к достижениям в космонавтике. Российский балет до сих пор любят и ценят во всем мире, гастролей наших артистов всегда ждут с нетерпением. Что же касается эмиграции многих артистов в советские годы, то сейчас ситуация немного другая. Есть процесс взаимного культурного обогащения творческого мира балета. Приглашение российских артистов в крупнейшие театры мира, прежде всего, говорит о том, что нашу балетную школу высоко ценят.
 
– Как Вы считаете, Дмитрий, почему же тогда жизнь российских артистов балета со странной периодичностью сопряжена с громкими скандалами, в том числе, и связанными с их профессиональной деятельностью?
 
– Распространяться по поводу конкретных историй с конкретными людьми я бы не хотел, но, на мой взгляд, подобных скандалов, действительно чересчур много. Видимо, это отражение жизни нашего современного общества в целом… Не хочу никого осуждать, но это, скорее всего, следствие некоего самопиара. Если не хватает чего-либо, если человек не может или не старается достичь желаемого уровня, приходится популяризовать себя через скандалы. Для этого, увы, появилась определенная свобода…
 
– Какие-то увлечения в жизни, помимо балета, у Вас существуют? Может быть, спорт? Физподготовка у Вас на зависть…
 
– Нет уж, физподготовкой я сыт по горло и в балете… Увлекаюсь путешествиями, очень люблю читать, когда время есть, конечно... Читать люблю, в основном, исторические вещи, особенно воспоминания об известных личностях, конечно, книги по истории балета, танца, хореографии. Этим я живу, собрал громадную библиотеку, и книги мне помогают в жизни, в учебе и на сцене. Но главное в жизни, конечно – это семья и дом.
 
– Артисты театра обычно в разные периоды жизни мечтают сыграть Ромео, Гамлета, короля Лира, в зависимости от возраста. У Вас есть роль заветной мечты?
 
– Я уже достиг определенного уровня и могу танцевать многое. Но, может быть, я еще не нашел своего балетмейстера и такой яркой роли… Мне ближе деми-характерные, гротесковые роли с посылом, ярким образом… К примеру, того же Ромео я никогда не хотел танцевать, мне ближе образ Меркуцио, это моя любимая партия в этом спектакле. Люблю глубокие роли и персонажи со смыслом, потому что в пластике можно выразить те эмоции, которых даже в книге между строк не прочтешь!
 
– Большое спасибо, Дмитрий! Удачи и творческих успехов!

 
Беседовал Юрий Белимов
Фото автора

Прочитано 1936 раз