Пятница, 19 октября 2012 09:47

Спасское: в ожидании чуда

Если воскресенские усадьбы Спасское и Кривякино соизмерять с точки зрения связи с известными людьми, там побывавшими, то приоритет, безусловно, будет отдан Спасскому. Однако реалиям сегодняшнего дня неподвластны скрижали истории. Кривякино, так или иначе, восстанавливается, а вот Спасское «заморожено» и ждет лучших времен. А культурное наследие, не укладывающееся в бюджетные расходы, рано или поздно таковым быть перестает.
 
История Отечества в одном доме
 
Спасское, начиная со времен высокопоставленного чиновника петровской эпохи Матвея Гагарина и до княжеской семьи Ливенов, было связано со многими известными личностями. Только в числе владельцев усадьбы целая когорта незаурядных людей: герой войны 1812 года Александр Иванович Остерман-Толстой; видный государственный деятель середины XIXвека Николай Михайлович Смирнов; его жена, фрейлина императорского двора Александра Осиповна Смирнова-Россет; потомок знаменитой ветви «екатерининских» Орловых, ученый и писатель Владимир Петрович Орлов-Давыдов.
 
Одного этого было бы уже довольно для музейной экспозиции. Но жизнь и деятельность дворянского сословия, даже самая благая (кроме революционной, конечно), были не в чести у новой пролетарской власти. Поэтому усадьбе впоследствии суждено было стать детской колонией, сельхозтехникумом, госпиталем, детским домом, пионерлагерем. Даже связь Спасского с Николаем Васильевичем Гоголем не спасла в советское время усадьбу от предельно заурядного использования. Не станем спорить о том, что было важнее тогда: дать приют десяткам подростков, оставшихся без родителей или думать о культурном наследии. Видимо, все-таки первое. Но с точки зрения дня сегодняшнего, было бы кощунством потерять место, где в судьбах живших здесь людей, как в зеркалах, отражаются удивительные события становления государства Российского.
 
Как создать «машину времени»?
 
Чего говорить о Спасском, когда поистине в гоголевском комедийном жанре разворачивались события в самой Москве. Историю в прошлом веке вовсе не рассматривали с позиции местечковости. Есть украинские музеи на Полтавщине и в Сорочинцах да библиотека в столице в доме 7-А по Никитскому бульвару, где классик провел последние годы жизни, и хватит с того. Однако еще в 1986 году академик Дмитрий Лихачев, выступая на съезде писателей, выдвинул идею создания самостоятельного музея Гоголя в Москве. Но эта инициатива завязла в инстанциях. Несколько лет назад председатель правления "Фонда Николая Васильевича Гоголя" Игорь Золотусский в одном из своих интервью рассказал, что отказная формулировка была предельно проста: нет смысла создавать музей, так как нет вещей, принадлежавших писателю.
 
Да, с такой логикой де-юре не поспоришь. Только вот почему-то де-факто люди едут в тот же Петергоф, от которого после Великой Отечественной войны остались лишь сгоревшие стены и, выражаясь современным сленгом, там все – «новодел». Не иссякает поток туристов и в Михайловское, почти семь десятилетий назад также напрочь уничтоженное во время оккупации, где всего две-три вещи реально помнят Пушкина. Похожая ситуация с артефактами в Старой Руссе, в музее Достоевского…
 
Да и не в вещах дело. Дело в умении создать атмосферу той эпохи, в которой жили великие люди. И это главное для посетителей. Бывали ли вы в том же Михайловском? Забирались ли на Савкину горку, с которой открывается изумительный вид на окрестности? Ходили ли вы пешком из Михайловского в Тригорское? Почему не покидает ощущение того, что вы попали в «машину времени», и время повернуло вспять на два века назад? Исключительно из-за создания соответствующей атмосферы, и не только в отдельно взятом усадебном доме, но и на огромной музейной территории. Даже электрические линии по причине сохранения первозданности ландшафта находятся под землей, а не на привычных столбах.
 
Но это, как говорится, лирика. Хотя и со смыслом. Суть не в том, что в Спасском не осталось вещей, принадлежащих гоголевской эпохе. Мебель, картины и другие предметы из усадебного дома сын Смирновой-Россет Михаил перевез в свое время в Тбилиси, где занимался исследованием кавказской природы. Остался мощный базис, на котором при наличии желания и средств можно возводить надстройку.
 
Лицом к лицу
 
Чтобы понять сегодняшнее состояние усадьбы, нужно побывать там лично. Техническое описание Спасского от регионального Министерства культуры дает лишь поверхностное представление: «Объект внесен в реестр государственной собственности Московской области и составляет имущество государственной казны Московской области. Объекты усадьбы находятся в неудовлетворительном и аварийном состоянии, частью не используются. Территория, связанная с памятником, в том числе участки исторического парка, требуют проведения работ по благоустройству, санации зеленых насаждений. Подъездные пути – удовлетворительные, электричество, иные коммуникации – подведены, но требуют ремонта».
 
Невеселая картина, не так ли? Но это с одной стороны. С другой – по сравнению с усадьбами, от которых остались одни полуразрушенные стены, как в родовом гнезде Вяземских в Пущино, Спасское еще живее всех живых.
 
Усадьба – это не только главный дом. Территория Спасского отнюдь не ограничивается забором вокруг парка. Не менее интересные постройки находятся ближе к оздоровительному лагерю «Химик». Здесь в свое время кипела активная жизнь. Оранжерея, молотильный и каретный сараи, баня, амбар, скотный двор – все это строилось в XIXвеке. Конечно, сегодняшний вид хозяйственного комплекса далек от идеала. Безрадостная ситуация там, где строения полностью заброшены. Получше выглядят «жилые дома».
 
Не удивляйтесь: кое-что тут используется в качестве жилья, и местное население в силу своих возможностей прикладывает руки. В свое время хоздвор был частично переделан в бараки для сотрудников, да так и остались тут их потомки – всего на настоящее время 12 человек. «Остаточное население» - ибо прописаться в бывший каретный сарай уже нельзя, но и переселить отсюда людей в другое место нет возможности.
 
В Управлении по охране культурного наследия министерства культуры Московской области под инвентарным номером 5019 хранится усадебный план. Глядя на Спасское «с высоты птичьего полета», понимаешь, насколько шикарным был бы этот комплекс после его реконструкции. Вот где была бы настоящая возможность отдохнуть от индустриальных воскресенских пейзажей и прикоснуться к истории. Но кто за это возьмется?
 
Возвращаясь к Гоголю
 
А музей Гоголя в Москве все-таки сделали, расширив статус библиотеки до Мемориального центра. Его директор Вера Викулова и еще несколько сотрудников не так давно побывали в Спасском. «Мы часто предпринимаем научные экспедиции по гоголевским местам, - делится своими впечатлениями от поездки Вера Павловна. – Спасское, конечно, в запустении. Усадьба в советское время жила и развивалась в том русле, которое ей предназначила страна. Но то, что сегодня сохранилось в Спасском, еще можно привести в порядок. Главное, здесь осталось ощущение типичного «дворянского гнезда» 18-19 веков.
Николая Васильевича Гоголя называют одним из самых путешествующих писателей. Однако в Подмосковье не так много мест, где бывал классик русской литературы. В списке ключевых для истории имений Абрамцево, Мураново, Остафьево, Спасское.
Проект восстановления, безусловно, затратный, и государству может быть не под силу его финансирование. Есть вариант привлечь частных инвесторов, но с четко прописанными условиями в плане реконструкции и дальнейшего использования усадьбы. Если Спасское приведут в порядок с открытием музейной экспозиции, то это будет значимым событием для Московской области».
 
Вместо заключения
 
Похоже, что региональное правительство решило использовать мировой опыт в сфере восстановления и сохранения культурного наследия. Из телевизионного выступления заместителя министра культуры Московской области Светланы Анохиной ясно, что Спасское в числе других усадеб может быть приватизировано на условиях полного восстановления в соответствии с его историческим обликом.
 
Собственно, об этом же нам говорила и директор «Дома Гоголя» Вера Викулова. Похожим путем в решении проблем исторических памятников четыре года назад пошла Москва. Еще раньше на условиях восстановления объекты культурного наследия стали сдавать в аренду. Примечательна история Кристофера Муравьева-Апостола - бразильского предка одного из русских декабристов. Он потратил около 10 миллионов долларов, по правилам восстанавливая семейный особняк в центре столицы.
 
А готовы ли российские бизнесмены к таким вложениям, или им лучше купить виллу в Куршавеле? Кроме того, европейский опыт показывает: частное владение памятниками не исключает, скорее даже подразумевает государственную финансовую поддержку. На Россию это пока никак не распространяется. Так что в ближайшее время вряд ли стоит ждать большой очереди покупателей за подмосковными усадьбами. Если только не случится чудо…
 

Альберт Понасенков
Фото: Альберт Понасенков, Владимир Дубровин

Прочитано 2761 раз