Пятница, 05 октября 2012 10:30

Всеволод Смирнов: «Рисование – это своеобразный отдых»

В октябре в Музее трудовой и боевой славы ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» открывается персональная выставка Всеволода Смирнова. Между тем, в обычной жизни работа Всеволода Борисовича с высокими материями искусства совсем не связана. Он – эколог, доктор технических наук и не одно десятилетие работает на химкомбинате. Сегодня Всеволод Борисович – заместитель начальника цеха нейтрализации и очистки промышленных сточных вод (НиОПСВ) ОАО «ВМУ». «Куйбышевец» в своей постоянной рубрике «Нерабочее настроение» побеседовал с художником.
 
– Родился я в Ленинграде. Кстати, в том же роддоме, где и Александр Розенбаум. Но в Ленинграде жил очень недолго, потом только на лето приезжал каждый год, лет до 17. А в школу пошел в поселке Калашников, под Лихославлем, в Тверской области. Там тогда на местном электроламповом заводе работали мои родители, по распределению, как молодые специалисты. По окончании школы в Бресте, куда к тому времени перебрались родители. Из Белоруссии и в армию призвали, и – судьба! – опять в Ленинград. Только после Ленинграда попал в Уссурийск. Служил в артиллерийской ремонтной мастерской, мастером по ремонту артвооружения. После армии получал высшее образование в Брестском инженерно-строительном институте по престижной в то время специальности «очистка природных и сточных вод». Специальность эта в 1975 году была относительно новой, экологической, учили на инженеров-технологов. Вспоминаю, как в детстве мама меня пугала: «Будешь плохо учиться, будешь наладчиком или ассенизатором!». Получается, все сбылось (смеется). После института получил направление в трест «Белпромналадка», работал в Витебске инженером по наладке, объездил всю Белоруссию. Сейчас вот в Воскресенске заместителем начальника цеха НиОПСВ тружусь…
 
- И какие изгибы судьбы завели Вас в Воскресенск?
 
- Все просто. Женился. Причем с будущей супругой я еще в школе в Бресте сидел за одной партой, а потом жизнь развела по разным городам, но получилось так, что снова встретились и нашли друг друга. Так и перебрался на новое место жительства, которое стало постоянным. Подыскали мне в Воскресенске работу. На химкомбинате как раз не хватало мастера по доочистке на очистных сооружениях.
 
- Еще раз об изгибах судьбы, если позволите. Что же именно подвигло Вас к графике?
 
– Все время хотелось сделать что-то своими руками. Все, как всегда, начинается с семьи. Мама в свое время училась в изостудии, ее брат, мой дядя, постоянно делал какие-то вещи, которые мне все время попадались в доме во время детских игр. Кроме того, в семье хранилась выпиленная лобзиком шкатулка, отделанная изнутри красным сафьяном, с замочком, с петельками. Ее сделал мой прадед, штабс-капитан артиллерии, еще в XIXвеке. Всегда вокруг меня были вещи самостоятельно сделанные родственниками. Отец делал мне игрушки из дерева, например, паровоз из горбылей. И мне хотелось сделать что-то свое. К примеру, повторить гриб из пластилина, слепленный дядькой. Сначала были обычные занятия лепкой в детском саду. Потом, еще в детстве, я лепил солдатиков из замазки, весь подоконник дома был ими уставлен. Затем, в школе, когда начались занятия рисованием, я этим увлекся. Своим одноклассникам все задания делал – сижу в классе, внизу под крышкой парты – альбом, и рисую… Родители, к слову, не стремились принудительно дать художественное образование, главное – чтобы учился хорошо. Но как-то само получалось.
 
– В основном, Ваши работы изображают Воскресенск. А в Ленинграде, наверное, изображали красоты Северной столицы?
 
- Нет, ленинградские пейзажи, живя там, я не рисовал. Почему-то так сложилось… Только уже потом, по памяти. Я же специально искусством не занимался, так, время от времени, для себя. Помнится, перешел к технике письма маслом… Но в молодости банально денег на масло не хватало, поэтому до поры до времени эту затею оставил. Когда работал в Белоруссии, то попал мне в руки замечательный альбом с репродукциями старых видовых открыток улиц и кварталов Витебска, Бреста, Могилева. Углубился в эту тему… В Воскресенске уже задумался: почему город так мало рисуют? И стал рисовать Воскресенск! Не считаю нужным соперничать с другими воскресенскими художниками, занимаю, так сказать, свою нишу. Когда не рисовал, занимался поделками из дерева, делал брошки какие-то. Ну не сиделось мне спокойно! Потом все же решил, что поделки отнимают слишком много сил, и вернулся к графике. И уже лет десять, как рисую в основном Воскресенск.
 
- Насколько я знаю, Ваша супруга – тоже человек творческий, пишет стихи и музыку, руководит хором «Белая свеча», исполняющим романсы, в основном, на стихи воскресенских поэтов из ЛИТО «Радуга». А как она относилась к Вашему увлечению?
 
– Только положительно! Периодически собирала мои работы, уносила к себе в кабинет в школе, где работала, делала там своеобразные выставки. Ее коллеги были в восторге. Сейчас вот почти все утащила Только на выставку в музее и осталось. (смеется). Много рисунков, как вы видели, у меня на работе на стенках висит. Отсюда выставку и составлял.
 
– Довольно стандартный вопрос художнику: почему именно такие темы?
 
– Знаете, видел одну телепередачу, так там художник говорит: «Я в жизни оптимист, а картины у меня минорные. У моей жены – наоборот». Так, наверное, и я. Своеобразный метод «от противного». Я – оптимист, а рисую, на мой взгляд, нечто не совсем веселое: промышленные пейзажи, город под дождем или снегом. Цветочки всякие как-то не люблю. Вообще, чтобы плодотворно рисовать, надо освободиться от всех забот. А в жизни как обычно бывает? Не порешал в один день какой-то вопрос по работе, он перенесся на следующий день. Знаю, что завтра его обязательно решу, но, увы, морально расслабиться вечером не могу, все мысли – о нерешенном вопросе. Ну какое тут творчество? Весь вечер насмарку, несделанное давит, голова занята мыслями о работе. А отвлечься не могу.
 
–Что для Вас самого Ваше творчество?
 
– Ну уж тут все просто. Рисование – это своеобразная сублимация, отдых. Сублимация того, что ты не смог воплотить в других отраслях. Что-то не удалось – зато получилось что-то в рисовании. Рисование – это реализация несделанного в другой сфере. Я же не профессионал в искусстве, а любитель. А в мире – то кризис, то еще что-либо… Если не рисовать, то, получается, и удовлетворения от жизни буду получать меньше.
 

Беседовал Юрий Белимов
Фото из личного архива Всеволода Смирнова

Прочитано 2046 раз