Пятница, 28 сентября 2012 09:45

«Я выучил русский как можно скорей, чтоб петь, что поет Городницкий»

Александр Викторович Тулинов – бывший профессиональный военный. Но сегодня большую роль в его жизни играет авторская песня. О месте и роли бардовской песни в искусстве, о ее объединяющем начале и о созидательной роли песни вообще, о развитии бардовского движения в Воскресенском районе мы с Александром побеседовали в нашей постоянной рубрике «Нерабочее настроение».
 
– Александр, авторская песня – это все-таки Ваше хобби. Чем занимаетесь в обычной жизни?
 
- Сейчас я нахожусь, скажем так, в переходном положении из ликвидированной ныне административно-транспортной инспекции в кадровый резерв госслужбы Министерства транспорта. А вообще, я – военный пенсионер. Ракетные войска стратегического назначения. Сначала служил в Астраханской области, на полигоне Капустин Яр, потом – в Переславле-Залесском, в учебном центре связи ракетных войск. Собственно, серьезные занятия авторской песней и пошли оттуда, из Переславля, после встречи с одним интересным человеком по имени Виктор Галустян. Он переехал в Переславль из Баку в начале 90-х. Местный партком на градообразующем заводе «Славич», куда Виктор пришел устраиваться метрологом, ставя его на партийный учет (тогда ведь еще Советский Союз был) задумался: какую бы общественную нагрузку навесить на товарища Галустяна? Виктор сказал, что в Баку занимался в клубе авторской песни. В Переславле такого клуба не было, вот Галустяна и подрядили его создавать. Дали ему, по поручению парткома, небольшую ставку за руководство клубом авторской песни «Метроном». С этого клуба и пошло наше знакомство…
 
– До этого Вы за гитару и перо не брались? Например, как насчет того, чтобы воспеть впечатления от службы в РВСН?
 
- Почему же, брался. Писал песни в разных жанрах, но что-то «бардовское» в них неизменно проскакивало. Однако служба на творческую составляющую не влияла. Всегда эти два понятия были в голове раздельно. Писал, конечно, стихи «по заказу», к армейским праздникам. Но самодеятельная песня всегда стояла особняком.
 
- Кстати, как правильно – «авторская песня» или все-таки «самодеятельная песня»?
 
- В советской традиции обычно принято было именовать «клуб самодеятельной песни», КСП. Даже целое КСПшное движение было. В Переславле мы назывались клубом авторской песни. А бывали еще КТП – клубы туристкой песни. Но грань очень тонкая. Есть люди, которые как-то для себя разделяют. Я – нет.
 
– К слову, как Вы из Переславля оказались в Воскресенске?
 
– Отец и мать у меня – воскресенцы. Родни здесь много. Отец, Виктор Иванович, тоже был военным, тоже служил в РВСН, «до упора» – до 46 лет, потом получил квартиру в Воскресенске. А я отслужил положенный минимум для военной пенсии – 20 лет. Уволился из армии в конце 2000 года.
 
– Знаменитому в Воскресенске Юрию Тулинову, секретарю парткома фетровой фабрики, Вы часом не родственник?
 
– Даже не знаю. Если и родственник, то очень дальний. Был такой случай: одна моя дальняя родственница выходила замуж за дальнего родственника тех самых Тулиновых. И очень радовалась, что фамилию и, соответственно, паспорт, менять после свадьбы не надо. Если же касаться именно моей родословной, то был такой Иван Федулович Тулинов, это мой дед. Ветеран химкомбината, работал бригадиром, если не ошибаюсь, в цехе суперфосфата, заслужил за свою работу орден Трудового Красного Знамени и орден Ленина, не будучи при этом членом партии. Семейное предание гласит, что, если бы был коммунистом, то могли и звание Героя Социалистического Труда присвоить, но все предложения вступить в партию дед отвергал, по причине православного вероисповедания. Сам я тоже потрудился на ОАО «ВМУ» после армии – в цехе фторсолей. Когда обустраивался в «гражданской» жизни, туда прямо сразу брали на рабочую специальность.
 
– Вернемся к Вашему творчеству. Признаться, в плане авторской песни я – консерватор. Больше всего ценю Высоцкого (но он - нечто большее, нежели авторская песня) и Городницкого.
 
- Аналогично! С Городницкого и у меня, как говорится, началось. У каждого автора есть в молодости вехи, которые повернули его к авторской песне. У меня такой вехой стало занятие спортивным ориентированием в украинском Коростени, городе, где я родился. Именно там, у костра, я впервые услышал «Атлантов» Городницкого, и мне захотелось играть на гитаре... После школы я поступил в Ростовское высшее военное командное училище, а дальше вы уже знаете…
 
– А когда окончательно переехали в Воскресенск…
 
– В Воскресенске я многократно бывал и раньше – в отпуск приезжал. Конечно, уже знал, что есть и здесь единомышленники. Когда перебрался на Лопатинский окончательно, то уже лично познакомился с Германом Теном, Вадимом Обуховым. Потом были совместные концерты в концертно-выставочном зале Воскресенска, слеты, фестивали…
 
- На фестивалях Вы, наверное, проводите очень много времени. Барды ведь славятся любовью к общению и совместному пению у костра.
 
– Не на каждый фестиваль получается выбраться. Но авторская песня, вообще, сильно объединяет. На одном из последних фестивалей встретил своего давнего знакомого, коллегу по бардовскому цеху, московского композитора Аркадия Лебедева. Так он рассказал, что, оказывается, его песню «А я-то думал, вы счастливая» поет сам Иосиф Кобзон. А Сергей подарил эту песню некоему русскому эмигранту за океаном, и как она попала к Иосифу Давыдовичу – загадка. Видимо, из эмигрантской среды. Вообще, многие исполнители авторской песни весьма ценятся и успешно выступают за рубежом. К примеру, знаменитый фестиваль имени Валерия Грушина в России, легендарная «Грушинка», собирает каждый год много наших земляков из-за рубежа. Второй по значению бардовский фестиваль – «Дуговка», проводимая на Генисаретском озере в Израиле. И на третьем месте, уже практически догоняя «Дугу», вы не поверите – Чикаго!
 
- Чикаго, признаться, у меня, скорее, стойко ассоциируется не только с эмигрантской средой, но и с шансоном.
 
- А кто может точно обозначить границу? Вот Виктор Третьяков – он кто, бард или шансонье? Или Трофим… К слову, о популярности авторской песни в эмигрантской среде. У Олега Митяева вот каждый февраль-март по плану концерты где? В ЮАР. Там очень внушительная русская диаспора.
 
– Приятно, что люди придерживаются русских корней.
 
– Русскоязычных, скорее. Это, на самом деле, очень серьезно. Есть такой известный бард Александр Завенович Мирзоян. Так он анализировал авторскую песню, начиная с ля-минора и аккордов. Он очень убедительно утверждает, что даже в тексте Ветхого Завета создание Богом Земли в переводе с иврита может трактоваться и как «создал», и как «воспел». То есть сочетание стихов и музыки несет в себе, прежде всего, созидающую часть. У Мирзояна работа есть по этой теме – «Вначале была песня». У меня тоже есть песня про объединяющий русский язык:
 
В блаженном ли сне
Или в пьяном бреду
Без ретуши всякой и лоска,
Привиделось, будто босым я бреду
В пустыне руин Вавилонских.
И встретился ортодоксальный еврей,
Сказав мне с улыбкой хасидской:
«Я выучил русский как можно скорей,
Чтоб петь, что поет Городницкий».
 
И еще:
 
Проездом я здесь из Сеула, друзья.
Не скрою, прошел бы я мимо,
Но вам признаюсь, русский выучил я
По творчеству Юлия Кима,
Слыхал, генацвале, я ваш разговор,
И вот что скажу я вам, право,
Я выучил русский. С недавних тех пор
Пою я, что пел Окуджава…
 
В песне фигурируют и барды Борис Вахнюк, Тимур Шаов, и «ведь русский я выучил по Мищукам с акцентом латвийско-чухонским»… Известный музыкальный критик от авторской песни, Владимир Альтшуллер как-то на Переславском фестивале послушал эту песню и говорит: «Мирзоян полтора часа лекцию читает, а ты за четыре минуты все спел». Приятно, что говорить. Особенно, если учесть, что в момент написания песни я про теорию Мирзояна еще не слышал.
 
- К «глубине» бардовской поэзии особых претензий обычно нет. Но не приходилось ли Вам слышать мнение, что музыкальная составляющая у бардов, извините, примитивна: ля-минор, пресловутые «три блатных аккорда». Мол, музыка – не чета симфонической…
 
- Примитив? Не думаю. Смотря где. У покойного, к сожалению, Александра Дулова есть «Песенка о хромом короле» на стихи Мориса Карема, в переводе с французского Михаила Кудинова. Помните, в «Ну, погоди!», фоном: «Тарям-тарьям-там-та-там…»? Так вот, ее использовал оркестр «Фридрихштадтпаласта» из ГДР. Если говорить о музыкальном оформлении авторской песни, то, к примеру, такие люди, как Аркадий Лебедев, Александр Сафронов и Виктор Попов, используя не свои стихи, занимаются именно композиционной частью, «доводят до ума» произведение именно своей музыкой. Надо рассматривать предмет с разных сторон. Можно слушать Мирзояна, говорящего о функции языка в песне, а можно – Лебедева, делающего упор именно на композиционную часть и отражение настроения. Целая теория, не замыкающаяся только на ля-миноре. Есть песни на двух аккордах, как «Милая моя..», а есть замечательные аранжировки авторской песни. Есть молодой Андрей Корф, он «полный» автор – и музыки, и стихов, и аранжировки у него очень интересные.
 
– С вершин композиции и стихосложения спустимся на родную почву…
 
– С чего в Воскресенске все началось по-серьезному? Познакомился с Сергеем Леонтьевым, известным не только в нашем районе поэтом из Белоозерского. На одном из его дней рождения познакомились с настоятелем церкви Всех Святых в Белоозерском отцом Романом, посвященным человеком, который в свое время был очень близок к покойному Виктору Луферову, фестиваль имени которого проводится ныне на Белом озере. Виктор Архипович был очень многогранным музыкантом, и первым его детищем был вокально-инструментальный ансамбль «Осенебри». На бас-гитаре в этом ВИА играл студент ветеринарной академии Рома Сыркин, ныне – протоиерей отец Роман. В уютном, оборудованном подвале его храма наш клуб авторской песни и собирается. Днем там занимается детская воскресная школа, а вечерами – мы. В воскресной школе есть очень мощная туристическая секция, мы на их слетах тоже поем. Регулярно проводим концерты в здании белоозерской администрации, собираем от 60 до 80 человек, для небольшого поселка это очень хорошо. Через Сергея Леонтьева дружим с ЛИТО «Радуга», выступаем в воскресенской литературной гостиной. У нас довольно мощный клуб. Воскресенские барды вообще на неплохом уровне выглядят на фестивалях авторской песни. На последнем фестивале «Бабье лето» в Рязанской области, который, к слову, помогали организовывать члены вашего Совета молодежи ОАО «ВМУ», где-то 45% дипломов забрал Воскресенск, еще 45% – Серпухов, а 10% - Рязань и Владимир. В номинации «дуэт (ансамбль)» лауреаты – наши Сергей Леонтьев и Елена Зотова, дипломанты – Александр Кононенко и Елена Скопцова из нашего же клуба, Лена к тому же лауреат в номинации «автор», где дипломантом стал ваш покорный слуга. Так что, как говорится, «будете у нас на Колыме», то есть в Белоозерском, заходите на концерт. Ближайший – 21 октября!
 

Беседовал Юрий Белимов
Фото из личного архива Александра Тулинова

Прочитано 3135 раз