Пятница, 21 сентября 2012 10:00

Звёзды подполковника Гаврилюка

Скромная квартирка в поселке Фосфоритном. Меня встречает человек, как говорится, «в возрасте». На стенах комнаты – пейзажи и натюрморты. Это его картины, спокойные и красивые. Но на полке стоит планшет, на котором – три ордена Красной Звезды и небольшая колодка медалей, советских и афганских. Это – тоже его звезды. Три с половиной года в Афганистане. Подполковник запаса. Человек, для которого война однажды стала работой. Но сейчас он пишет картины. И о прошлой своей работе, которую Родина отметила орденами, как бы хорошо он ее ни исполнял, говорит очень неохотно… Сегодня в рубрике «Нерабочее настроение» - художник Юрий Гаврилюк.
 
Могло быть и четыре…
 
- Юрий Викторович, о войне поговорить все же придется… Не каждый боевой офицер может гордиться такими наградами. Чем же все-таки Вы занимались «за речкой»? И за что были награждены?
 
- Исполнял долг по охране рубежей социалистического Отечества!  - чеканит собеседник. – А награды… У кого-то их больше, у кого-то меньше… Заслужил – и вручили. Кстати, звезд могло быть на одну больше…С 1984 года я был в Афганистане. Батальон, в котором я командовал взводом, дислоцировался у входа в ущелье Панджшер. В наши обязанности, кроме всего прочего, входило своевременное обнаружение сидящих в засаде душманов, с последующим принятием мер по их уничтожению. Создали внештатный взвод разведчиков. И командир батальона прямо указал на меня: «Пусть Гаврилюк будет командиром внештатного взвода!» Назначили меня, лейтенанта, на капитанскую должность. Сослуживцы так в шутку и звали: «капитан-лейтенант». А в октябре в Баграмской «зелёнке» душманы сбили вертолёт Ми-8. Экипаж, попытались захватить живыми, они запросили помощь. Дали приказ: «Спасти вертолетчиков!», придали пулемётный взвод, обеспечили поддержку с воздуха. По выделенным нам в поддержку вертолётам душманы из «зелёнки» постоянно вели огонь. Те, в свою очередь, пытаясь выявить их огневые точки, то удалялись от «зелёнки», то вновь заходили на нее, чтобы уничтожить противника. В воздухе – сплошная карусель. А нам пока сопротивления «духи» не оказывают… Прошли мы систему подземных коммуникаций моджахедов. И тут по нам сзади начали стрелять. Излюбленная тактика – пропустить взвод, окружить его, пленить и уничтожить. А экипаж из своих «пукалок» отбивается, один вертолетчик уже погиб... Я принял командование пулемётным взводом, начинаем пробиваться к вертолёту. Быстро сняли экипаж, и обратно. Подъехал командир дивизии Исаев и говорит: «Так! Вот этому лейтенанту! — указывает на меня – Орден Красной Звезды! А остальным медаль «За Отвагу». Но на войне как на войне. Свой самый первый орден я так и не получил, затерялся он где-то в «коридорах власти». А потом нас перебросили на перевал Саланг…
 
- Обидно, конечно. Но и три Звезды дорогого стоят… А они за что?
 
- Да уж, было дело… Но подробно вспоминать не хочу, извините. Надоела война. Очень. Еще тогда. Если коротко, то один орден – просто за бои с «духами», за проявленную отвагу и мужество. Но это так говорится. А так – просто мы знали, за что воевали и были уверены в себе. Слабину давать было нельзя… Второй орден – на колонну нашу душманы напали, но и мы им дали по самое не балуйся. Третий – за обеспечение охранения наших частей перед выводом войск, тогда напоследок нам многие отомстить хотели… Третья Звезда меня «нагнала» в Академии имени Фрунзе. Да что вы все со своей войной?.. Надоела она мне…
 
Юрий Викторович все же показывает офицерский альбом, в котором – фотографии с боевыми товарищами в расположении части, на спецоперациях, в засаде, а также ориентировка на «главаря всех банд Южного Саланга» Пано-хана и афганские листовки. Из шкафа извлекается военная карта 1989 года с давно устаревшей пометкой «Секретно»: наши – красным, духи – синим. Синего очень много. Наглядная иллюстрация того, что «страшное это дело».
 
Во всем - любовь к Отечеству
 
– Картины писать тоже на войне начали, в минуты отдыха?
 
- Нет. Рисую я с 7 лет. Это от отца, но он больше репродукции Шишкина делал, вон одна на стене висит. А я, как выставка в Музее химкомбината и называется, пишу «с любовью к Отечеству». Родной край – он красивый. Еще море обожаю, дослуживал-то в Выборге. Вот, на картинах -  Выборгский залив, суда под парусами… С Ленинграда, с училища, военная карьера началась, в Ленобласти и заканчивал. В 1997 году уволился в запас. А до этого довелось 16 дней в Чечне пробыть, в первую кампанию. Но меня оттуда отправили…
 
- Почему?
 
- Да просто правду-матку очень любил, часто резал ее прямо перед начальством. Многим не по нраву. Но это дело прошлое…
 
– Не «отпускают» все же, смотрю, Вас военные реалии. А «за речкой» не рисовали?
 
– Да как-то начал один раз пейзажик рисовать – горы, окружающую местность. А тут стрельба, тревога. Так и не закончил. И больше на войне к творчеству не возвращался.
 
– Неужели не тянуло отразить увиденное?
 
– Отразить тянет только красоту. А не смерть. Вот, сейчас опять временно не пишу. Зрение страдает – последствия контузии. Отбросило меня после взрыва мины, три сослуживца погибли, а меня так головой шмякнуло, что уже и не понимал, на каком я свете… Спустя годы на зрении отразилось. Сделал операцию в офтальмологической клинике, еще предстоит вторая, потом уже очки можно будет подобрать. И снова вернусь к картинам.
 
- Все-таки, Юрий Викторович, три Звезды у Вас не только на мундире сияли. Ваши три счастливые звезды – военная карьера и награды,  Ваши картины и вся Ваша жизнь, как пример. Вы же и сейчас служите Отечеству, только уже не на фронте.
 
– Ну, вам, журналистам, виднее. Хотя сказано красиво. Только я не сказочный, я простой человек, хотя и с наградами. Наверное, ожидали, что увидите героя войны, опытного такого волка? А я – нет, я вот такой – обычный.
 
Спасибо Вам за беседу, Юрий Викторович, здоровья Вам и пусть Ваши три звезды освещают Ваш жизненный путь и Ваше творчество еще очень долго!

Беседовал Юрий Белимов
Фото из личного архива Юрия Гаврилюка

Прочитано 1829 раз